Представители Общественной палаты Москвы встревожены количеством ветхого" />

Фев 13

Без права расселения

Автор: admin | Категория: НОВОСТИ | Опубликовано: 13-02-2017


Представители Общественной палаты Москвы встревожены количеством ветхого жилья, которое не пригодно к капремонту


Вчера в 19:04, просмотров: 1938

Отдельные квартиры в пятиэтажных домах казались раем для наших бабушек и дедушек пятьдесят лет назад, когда нужно было решать проблему расселения бараков и переполненных коммуналок в центре города, — однако та эпоха ушла в небытие. Современные москвичи считают жизнь в хрущевках едва ли не проклятием: мало того, что попросту не престижно и не удобно, но иногда и просто опасно для жизни. Между тем власти города, сосредоточившись на вопросах капитального ремонта, не готовы даже услышать жителей ветхих домов, а тем более сделать что-то для решения проблемы. У «МК» сегодня есть повод вернуться к одной из самых актуальных городских тем. Члены Общественной палаты Москвы и муниципальные депутаты согласны: старенькие «панельки» не спасет даже капитальный ремонт, — и готовы доказывать эту позицию в столичной мэрии, привлекая к делу экспертов.

Без права расселения

фото: Дарья Тюкова

Еще в 1999 году московские власти признали пятиэтажные дома, построенные в эпоху Хрущева, непригодными для жилья. Спорить с таким решением было бы неразумно: ведь даже в 1950–1960-х годах, в период активной жилой застройки новых районов столицы, заявляли, что срок службы панельной пятиэтажки — 25 лет, а кирпичной — 50 лет: их видели временным жильем, которое в будущем обязательно заменят. Однако в списке, куда вошло без малого две тысячи домов, приговоренных к сносу, оказались лишь «панельки» самого первого поколения: с тремя квартирами на лестничной клетке, сидячими ванными, смежными и трехметровыми кухоньками. А судьба домов чуть моложе — но не в разы лучшего качества! — до сих пор не решена, и люди продолжают жить в условиях полувековой давности.

— Недавно мы делали выездной рейд как раз по пятиэтажкам. То, что было счастьем в 50-х годах, сегодня можно назвать московскими трущобами. Конечно, было стыдно. Заходишь в каждый дом, стоят собственники, несчастные люди, приглашают к себе в дом. В квартире стоять невозможно, потому что эта туалетная кабина, сделанная из каких-то материалов, которые ходят ходуном, щели, которые образовались между потолком и кабиной. Помещение такое крохотное, что если туда поставить наружные радиаторы, места не останется, — объясняет Вера Москвина, исполнительный директор межрегиональной гильдии управляющих компаний в ЖКХ, член Экспертного совета по жилищной политике и ЖКХ при Комитете ГД по жилищной политике и ЖКХ.

С коллегой согласны и сторонние эксперты.

— Фактически эти дома строились на ограниченный период и конструктивно не рассчитаны на капитальный ремонт. На мой взгляд, это та тема, которая вызывает обеспокоенность — что делать с этой категорией пятиэтажных домов? — озвучил вопрос Александр Козлов, председатель Комиссии по ЖКХ, капремонту и вопросам местного самоуправления.

Действительно, а что делать-то?.. Самый симпатичный вариант для жителей был бы — сносить, предлагая взамен новое жилье в привычном родном районе, но в современном доме. Согласно действующему законодательству при плановом расселении домов сносимых серий жильцам обязаны предложить новое жилье в том же районе или даже микрорайоне (единственная территория, где не действует эта норма, — Центральный округ Москвы). При этом каждый жилец должен согласиться с предложенными условиями нового жилья. Но это только в теории.

Согласно информации, опубликованной на официальном портале столичного Стройкомплекса, судьбу «несносимых» пятиэтажек серий I-510, I-511, I-515, II-07, I-335, I-447 (панельные и кирпичные дома второго поколения) и их аналогов будут решать не ранее 2018 года. А до тех пор жителям — терпеть и жить в тонких стенах с плохой звукоизоляцией, мучиться со старой газовой плитой, укутывать ребенка, на которого дует зимой из старой деревянной оконной рамы, а значит, «здравствуйте» новые простуды, переходящие в пневмонии, терпеть разборки между соседями, доходящие до криминальных, и прочие «прелести» неустроенного быта…

Что делать?

Столичные власти призывают не унывать — мол, капремонт запланирован и программа прописана на годы вперед. Но как отремонтировать то, что ремонту не подлежит в принципе? Замурованные трубы и проводка. «Слегка» прикрепленные к стенам балконы. Стены, которые просто опасно трогать — дом может сложиться.

— Мы сталкиваемся с множеством проблем. Например, для того чтобы заменить стояки холодного и горячего водоснабжения, необходимо вынести разводку за пределы «мокрой зоны». Это приведет к сокращению полезной площади. Кроме того, замену канализации можно провести, только если разобрать стены между санузлами соседних квартир, иначе до коммуникаций не добраться. Соответственно, жить во время ремонта в квартире будет невозможно. Поэтому люди сами отказываются от вмешательства, оставаясь в непригодных для комфортного существования условиях, — отметил глава Бабушкинского муниципального округа Алексей Лисовенко.

По его словам, не меньше сложностей вызывает ситуация с балконами — обветшавшие, они уже не могут выполнять свое назначение: во-первых, служить хранилищем ненужных или сезонных вещей, а во-вторых — позволять малоподвижным жителям хоть иногда дышать свежим воздухом.

— Когда у меня родилась дочь, двадцать лет назад, я выносила ее «погулять» на балкон. Зима была, коляска тяжелая, одна никак не могла спуститься с четвертого этажа после родов, а муж работал. Сейчас уже не рискнула бы — балкон едва ли не шатается, как бы не рухнул вместе с нами… Закрыли, стараемся вообще не пользоваться, — рассказала «МК» Наталья, живущая в одной из пятиэтажек на Варшавском шоссе.

Специалисты подтверждают, что в ряде случаев сталкиваются с необходимостью срезки балконов при отсутствии технической возможности их последующего восстановления без частичной разборки наружных стен. Соответственно, капитальный ремонт в таких домах не то что затруднен — он невозможен.

Заплатит кто?

— Системы в таком состоянии, что заплатки только ухудшат состояние домов, — отмечает главный инженер ГУП «МосжилНИИпроект» Константин Сухов.

Необходимы серьезные изменения. Возможны ли они? Многие эксперты считают, что решиться на реновацию — значит, выбросить деньги на ветер, поскольку серьезный ремонт старого пятиэтажного жилого фонда обойдется очень дорого. Ведь менять все коммуникации, трубы в ванной, на кухне, проверять газ. А сколько «проживут» стены и перекрытия, не говоря уже о том, куда деваться жильцам?

— Системы в таком состоянии, что заплатки только ухудшат состояние домов, — отмечает главный инженер ГУП «МосжилНИИпроект» Константин Сухов.

Дорогостоящий ремонт ради трех-пяти лет? Стоит ли овчинка выделки?

Даже не капитальный ремонт для собственников, имеющих возможность сделать его своими силами и за свои деньги, становится большой проблемой. Во-первых, это огромные расходы с непонятной перспективой.

— Я специально уговорила мужа выписаться от своих родителей и прописаться здесь — эта квартира моя, от моего дедушки осталась. Но когда пошли узнавать в префектуре, нам сказали: какой, мол, снос, у вас не ветхое жилье! Да, не ветхое, только холодное уж слишком… Мы уже несколько лет хотим сделать хороший ремонт хотя бы в ванной и на кухне, но боязно. По закону подлости — как потратим на это пятьсот тысяч, так сразу объявят снос! — призналась в разговоре с корреспондентом «МК» Жанна, живущая с мужем в пятиэтажке на западе Москвы.

Кроме того, дорогой ремонт попросту не всем по карману. А жить приходится с сантехникой, стоящей с 1962 года, старой кухней с торчащими трубами, развалившимся паркетом… Город все это ремонтировать не должен. Но как ремонтировать без капремонта?

— Есть такая категория пятиэтажных домов, когда коммуникации проходят фактически в стенах. И чтобы подрядчик сделал те или иные виды работ, нужно эту стену разобрать. Фактически соседи начинают коммуницировать друг с другом — это дополнительные неудобства и дискомфорт, о которых граждане нам говорят. Ломаются стены, снимается плитка, потолки, кафель и прочие неудобства. Как подрядчику попасть в квартиру, если граждане скрываются и не готовы пускать и проводить эти ремонтные работы? Что делать, если часть квартир доступ не обеспечивает — получается, кусок отремонтировали, часть не отремонтировали. Здесь аварийность в любом случае будет появляться в дальнейшем. Это, конечно, колоссальная проблема, — резюмировал Александр Козлов.

Вот такой замкнутый круг.

Пенсионерка Светлана Федоровна, живущая в одном из пятиэтажных панельных домов на Черноморском бульваре, подтверждает: программа капремонта сделала все что возможно. Привели в порядок подъезд, лестницу, балконы снаружи. Но победить коммуникации хрущевской эпохи — трубы и газ — программа не способна. Фактически ситуация в старых домах дискредитирует саму идею капитального ремонта — и можно ли говорить о доверии властям, которые обрекают свой народ на такую жизнь?.. Получается, что капитальный ремонт в пятиэтажках — не совсем капитальный. То ли «слабокапитальный», то ли «сильнокосметический».

— Дома входят в программу капремонта, но сегодня стало понятно, что отремонтировать эти дома невозможно. Это не повысит ни комфорт проживания в них, ни безопасность. Такой ремонт не решит все задачи, которые мы ставим перед программой капремонта. Я думаю, что мы должны рассмотреть возможность решения проблемы пятиэтажного жилого фонда в рамках других городских программ. Возможно, должен стоять вопрос о продлении программы сноса пятиэтажек, — резюмировал Степан Орлов, председатель Комиссии Мосгордумы по ЖКХ и жилищной политике.

Где наболело?

Ветхих, но не приговоренных к сносу зданий в столице немало. Кузьминки и 14-й квартал Зюзина — это всего две точки из множества. Причем во втором случае — на Одесской и Малой Юшуньской улицах — ситуация и вовсе патовая: дома серии II-07/19, сохранившиеся там, должны были быть снесены, но почему-то не попали в программу сноса ветхого жилья, принятую в 1999 году постановлением правительства Москвы №608.

Люди продолжают жить в рассыпающихся домах без балконов, с сидячими ванными и кухнями-четырехметровками, причем у них пока нет никакого шанса на улучшение ситуации и переезд, хотя в том же районе в настоящее время строится несколько современных жилых комплексов. Хотя о нем говорили отдельно и серьезно: в 2006 году вышло отдельное постановление №821-ПП «О проекте планировки квартала 14 района Зюзино города Москвы», предполагающее переселение жителей и демонтаж бетонных реликтов. Однако реализовать его так и не успели — ресурсов не хватает.

Наружные панели в этих домах имеют толщину 26 см — зимой они, особенно в угловых квартирах, промерзают насквозь. Все коммуникации чугунные, заменить их не представляется возможным. Проводка ни разу не менялась, а трубы уже начинают крошиться.

— Нужен новый подход к этой проблеме. Думаю, даже с финансами будет не все так сложно, если эти территории привлекательны для частного застройщика. Речь ведь о Москве идет, территории всегда будут пользоваться спросом. И всегда можно найти заинтересованных людей. Речь идет именно о пятиэтажках первой серии индустриального строительства, в которых технически все так сделано, что невозможно отремонтировать. Это крайне неудачные серии сами по себе, — полагает Ирина Генцлер, руководитель жилищного сектора фонда «Институт экономики города».

Нет, пожалуй, серии все-таки удачные: рассчитаны-то они были на 25 лет, а простояли почти шестьдесят… Надежные, как все советское! И эксплуатируются по-советски: до полного физического износа. Проект с потрясающим запасом прочности! Вот только жители почему-то этому не рады. Наоборот — хотят их скорее покинуть, пока балкон на голову не упал (или под ногами не провалился).

По словам Степана Орлова, сейчас Московская гордума получает огромное количество писем.

— Помимо пятиэтажек есть еще очень сложные дома четырех- и трехэтажные. Вопрос назрел. Проблемных домов у нас ориентировочно 7–7,5 тысячи. Это очень большое количество. И решение необходимо найти в действующих городских программах.

Жители признанных пригодными для жизни домов с завистью смотрят на соседей — теперь уже бывших, — которым посчастливилось когда-то получить квартиру в более старом доме. Живущий в доме №4, корпус 2, на Кременчугской улице Виталий поделился с «МК» своим негодованием: стоящий напротив дом в списках на снос стоит, а его — нет, хотя разница только в цвете внешних панелей. И разговоры о сносе шли очень давно, еще когда его мать двадцать лет назад оформляла прописку в родительскую квартиру… Сейчас в доме, особенно на первом этаже, жить почти невозможно: из раковин в ванной и на кухне постоянно чувствуется вонь, бороться с которой не получается никак: проблема в коммуникациях, по которым к подвалу стекаются нечистоты всех пяти этажей.

Впрочем, первые этажи всегда считались «непрестижными»… Однако тем, кто живет на пятом, повезло еще меньше: во время дождей начинает капать на голову из верхнего шва между стенной и потолочной панелью.

Согласно данным, опубликованным на официальном портале столичного Стройкомплекса, сейчас в Москве осталось снести 75 пятиэтажных домов.

Но, по словам главы Департамента градостроительной политики Сергея Левкина, начать второй этап сноса и реноваций пока не представляется возможным — хотя он мог бы затронуть более 25 миллионов квадратных метров устаревшего жилья… На эти же цифры ссылается Артур Кескинов, глава столичного фонда капитального ремонта.

— Все эксперты говорят, что нужно сносить пятиэтажки и расселять жителей. Но кто-нибудь из вас задумывался, о каком количестве домов идет речь? Нужно быть реалистами! Моя позиция: у фонда есть реальная программа. Дома ремонтируются. Да, есть проблемы. Но на данный момент снести старые дома и всех расселить — это задача неподъемная, — парировал он.

Признать задачу нереальной — конечно, самый простой вариант. Вот только людям, вынужденным жить с протекающими потолками, рассыпающимися балконами и газовыми плитами, которые в любой момент могут рвануть — а это уже опасность для жизни! — не слишком интересны объяснения градоначальников. Обывателей интересует не политика и экономика — только крыша над головой, безопасность и комфортный быт. Поэтому за помощью пытаются обращаться к тем, кто рядом, — к представителям муниципальных собраний города.

В ближайшее время представители Общественной палаты Москвы планируют вынести обсуждение проблемы старого жилого фонда на более высокий уровень, чтобы обсудить возможные варианты и выйти уже к правительству Москвы с предложениями.

Что ждет жителей ветхих пятиэтажек в ближайшем будущем? Видимость нецелесообразного капремонта или новое достойное жилье? И к чему готовиться властям: к современному и конструктивному диалогу и поиску стартовых площадок для переселения москвичей (а ведь большинство населения хрущевок — москвичи не в первом поколении!) или, в духе 90-х, пикетам и перекрытиям дорог отчаявшимися жильцами?

Глава столичного Департамента градостроительной политики Сергей Лёвкин отмечает, что в городе осталось снести 75 ветхих пятиэтажек, но говорить о новом этапе программы пока рано — и без того заканчивают снос в 2018 году, а не в 2010-м, как планировалось изначально.

— Работы ведутся восемнадцатый год. Есть проблемы, хотя завершить процесс как можно быстрее в интересах всех: города, жильцов, инвесторов. Из трудностей — изменения в ФЗ о присоединении инженерных сетей, технические трудности, а также отсутствие стартовых площадок в районах реновации. Мы столкнулись с недобросовестными застройщиками. Это 16 инвестконтрактов на 73 дома. В 2010 году город решил расторгнуть эти инвестконтракты. Также некоторые из этих застройщиков использовали стартовую площадку не для переселения, а в коммерческих целях. Я говорю о трудностях с теми 6 млн «квадратов», с которыми мы работали. А муниципальные депутаты предлагают продолжать сносить пятиэтажки других серий по той же схеме, а это около 25 млн «квадратов». Это другой объем, другие деньги, — резюмировал Лёвкин.

Конечно, это другой объем! И, соответственно, другое количество жильцов, вынужденных до сих пор ютиться в разваливающихся домах. Состояние жилья такое, что может спровоцировать только одно желание: перестать платить за капремонт, который все равно не улучшит положение — и зачем тогда он нужен? Неужели именно этой реакции жителей добивается московская власть? Кроме того, есть другая сторона вопроса: если люди дождутся, пока у них провалится пол и рухнет балкон — жилье будет признано аварийным. И тогда — в отличие от планового сноса — переселять будут туда, где найдется место, а не на соседнюю улицу. Хоть в Щербинку вместо привычного Ленинского проспекта. Разве этого стоит ждать?

Оставить комментарий

*

code