Брат на брата: история Андрея Князева, у которого отобрали все

Брат на брата: история Андрея Князева, у которого отобрали все


Надеясь на закон, он потерял родителей и лишился имущества


Сегодня в 17:20, просмотров: 1634

Почему москвич Андрей Князев, спасая свою семью, уехал на другой конец страны и, приезжая в родной город, останавливается в гостинице? Раньше мы читали сказки про Змея Горыныча, а теперь сказки закончились. В наши дома проник Квартирный Удав. Он сжирает всех, кто попадается на пути.

Брат на брата: история Андрея Князева, у которого отобрали все

Семья Андрея Князева: его дети всю жизнь живут на съемных квартирах.

Андрею Князеву 51 год. Он родился в Москве в семье инженеров и был единственным сыном. В 1972 году семья переехала из коммуналки в отдельную двухкомнатную квартиру на Вешняковской улице.

Мать Андрея, Валентина Васильевна Князева, 1936 года рождения, была человеком с очень властным характером. С середины 80‑х годов она прекратила отношения со всеми родственниками, кроме мужа и сына. Основой конфликтов уже в то время были жилищные и дачные вопросы. Но до поры до времени это никак не сказывалось на отношениях в семье.

В начале 90‑х годов родители Андрея остались без работы. И Андрей, который работал в строительной фирме, взял на себя их содержание. Когда не было строительных заказов, он ездил челноком за товарами в Китай, ремонтировал квартиры, офисы, и его родители никогда ни в чем не нуждались.

В 1995 году Андрей женился, и у него родился сын. Но Валентина Васильевна восприняла рождение внука на свой манер: она увидела в нем конкурента и опасность для своего благополучия — она считала, что женитьба и рождение ребенка лишит ее привычного материального комфорта. Поэтому ее реакция на беременность и рождение ребенка оказалась, скажем так, своеобразной.

Надо сказать, что еще в 1986 году отец Андрея, Юрий Владимирович Князев, получил в подарок от своей матери дачу в старинном дачном поселке Ильинское Раменского района. Семья проводила там каждое лето.

Так вот, в 1995 году в связи с ожидаемым увеличением семьи Андрей пристроил к старому дому кирпичное здание, которое было больше старого. Провел паровое отопление, оборудовал канализацию, и летняя дача превратилась в дом, пригодный для комфортного проживания круглый год.

И в это же время стали происходить странные вещи, которые насторожили Андрея. Два утра подряд Андрей и его беременная жена, проснувшись, обнаруживали, что конфорки газовой плиты открыты, а пламени нет. В доме стоял запах газа. Потом Валентина Васильевна объясняла, что утро было холодное, и она, уходя из дома, включала для тепла газ. А огонь потух из-за сквозняков. И так два раза подряд.

Поверить в это нелепое объяснение было невозможно. Тогда Андрей впервые подумал о том, что от матери может исходить опасность.

Вскоре у Князевых родился сын, и летом 1996 года произошел случай, который подтвердил худшие подозрения Андрея. В квартире родителей на Вешняковской улице отключили горячую воду, и они попросили у сына разрешения принять ванну в квартире его жены.

Князевы и их восьмимесячный сын в это время были в доме отдыха. Вернувшись домой, они обнаружили, что в квартире все перевернуто вверх дном, в том числе куда-то делась коробка с маленькими гвоздиками, которая всегда находилась в недоступном для ребенка месте.

Переворот в квартире мать Андрея объяснила желанием помочь с уборкой. Но у родителей малыша был один вопрос: куда делись опасные для ребенка гвозди? После очень жесткого разговора по телефону Валентина Васильевна в конце концов ответила: посмотрите в ящике с игрушками… И оказалось, что коробка с гвоздями была спрятана под игрушками.

С этого времени общение с матерью перешло большей частью в разговоры по телефону, ребенка к ней возить перестали, а с отцом все осталось по-прежнему. И Андрей все так же продолжал содержать родителей.

В 1997 году умирает бабушка Андрея со стороны отца. И отцу Андрея по наследству досталась треть ее квартиры на улице Столетова возле метро «Университет». А две трети перешли к его сестре Людмиле.

В 1999 году у Андрея и Татьяны родился второй сын, а в 2004 году Андрей выкупил у сестры отца ее долю в квартире. С тех пор владельцем всей квартиры стал его отец, Юрий Владимирович.

Дача, построенная Андреем Князевым.

Бедный брат

Как инженер-строитель, Андрей часто ездил в дальние и продолжительные командировки. А его пожилым родителям требовалась не только материальная поддержка, но и помощь в быту.

Тут надо сказать, что Андрей со временем решил восстановить связи с родственниками, разорванные матерью. По своей инициативе он начал встречаться с своим двоюродным братом, Сергеем Мусинским.

В то время Сергей Мусинский, 1966 года рождения, оказался в сложном материальном положении. Он был ученым секретарем в НИИ с зарплатой в 10 тысяч рублей, из которых четверть уходила на алименты первой жене, а также состоял во втором браке и растил сына. А жил он в Пушкино в старой крошечной «двушке».

Андрей сразу стал помогать брату — сначала вещами для детей, потом взялся искать ему работу и в конце концов стал давать деньги, потому что Сергей действительно очень нуждался.

В 2006 году у Князевых родился третий ребенок, дочь Евдокия.

И в 2009 году Андрей решил попросить Сергея взять на себя присмотр за родителями — к тому времени они оба стали инвалидами, а большая семья и командировки не позволяли Андрею самому справляться с этим.

Вот почему он привел его к родителям, которые в последний раз видели Сергея лет тридцать назад. Напомню, что к этому времени 72‑летний отец Андрея был владельцем дома в Ильинском и квартиры на улице Столетова, а еще в совместной собственности Андрея и его родителей находилась квартира на Вешняковской улице.

В декабре 2010 года у Андрея и Татьяны родился четвертый ребенок, дочь Юля. В это время Князевы находились за границей, где Андрей работал по контракту.

С весны до поздней осени родители Андрея жили в Ильинском.

До августа 2011 года он регулярно звонил отцу, а в сентябре Юрий Владимирович перестал подходить к телефону. Андрей связался с Сергеем, и тот заверил его, что все в порядке, родители на даче, в Москву пока возвращаться не собираются, а на звонки не отвечают, потому что там неважная связь.

В конце концов затянувшееся молчание родителей испугало Андрея, и в декабре 2011 года он прилетел в Москву.

Смерть отца

Из аэропорта он приехал в квартиру на Вешняковской улице и обнаружил, что в дверь врезаны новые замки. На звонки в дверь и по телефону никто не отвечал. Однако соседи сказали ему, что через стену слышат голос матери. От соседей он узнал, что его отец умер в сентябре 2011 года.

Андрей позвонил Сергею Мусинскому и спросил, почему он не сообщил ему о смерти отца и почему он не может попасть в свою квартиру.

Мусинский ответил, что о смерти отца он не сообщил из-за настойчивой просьбы матери. Он сказал, что сейчас свяжется с Валентиной Васильевной, и она ему перезвонит. Она тут же перезвонила, почему Андрей пришел к выводу, что Сергей был в квартире.

И вот Андрей стоит за дверью, зная, что мать находится в квартире, а она ему говорит: «Я живу у подруги, за которой нужно ухаживать, и вернусь домой через две недели».

Зная, что его 75‑летняя мать ведет себя неадекватно, Андрей не стал обострять ситуацию и сказал, что приедет в назначенный ею день. Он поехал в гостиницу, вскоре получил свидетельство о смерти отца и подал нотариусу заявление об открытии наследственного дела.

Когда через две недели Андрей пришел к себе домой на Вешняковскую улицу, в квартире вместе с матерью находился Сергей Мусинский. Оказалось, он приехал, чтобы получить у Валентины Васильевны деньги на покупку автомобиля взамен недавно разбитого. Покупка машины на ее деньги объяснялась просто: если она хочет по-прежнему регулярно совершать поездки на дачу, нужна машина. А поскольку Сергей свою машину разбил, дачнице придется раскошелиться.

фото: Из личного архива

Последнее приобретение Мусинского: чужой участок на кладбище.

Интересно, откуда же у Валентины Васильевны, жившей на деньги сына, взялась такая значительная сумма? А очень просто. После смерти бабушки квартиру возле метро «Университет» стали сдавать. До 2004 года арендная плата делилась между Юрием Владимировичем и его сестрой Людмилой, а начиная с 2004 года, когда Андрей выкупил другую половину квартиры, Юрий Владимирович стал получать всю арендную плату. Плюс пенсия, плюс регулярная и весьма значительная материальная помощь сына. За 14 лет только сдача квартиры принесла не менее 100 тысяч долларов. А учитывая аскетический образ жизни родителей Андрея, в кубышке оказалось по-настоящему много денег.

В конце концов Андрею удалось выставить из квартиры Сергея, который удалился вместе с 10 тысячами долларов на покупку машины. Из разговора с матерью Андрей узнал потрясающую новость: оказалось, что Валентина Васильевна для открытия наследственного дела обратилась к адвокату Московской областной коллегии адвокатов Сергею Смирнову, офис которого находился напротив ее дома. Она обратилась к нему через несколько дней после смерти мужа. За услуги по открытию наследственного дела Смирнов взял с нее 17 тысяч 500 рублей. Однако до декабря оно так и не было открыто. В декабре 2012 года открыл его Андрей — и в соответствии с законом бесплатно.

Но получением кругленькой суммы за невыполненную работу Смирнов не ограничился. Он также забрал у Князевой все подлинники документов на всю ее недвижимость, то есть на обе квартиры и загородный дом. Смирнов объяснил больной 75‑летней женщине, что без этого наследство не открыть — врал взахлеб, но она этого не знала.

Андрей пытался объяснить матери, что она попала в руки мошенников, что для открытия наследства не требуются никакие документы, кроме свидетельства о смерти и паспорта наследника, и платить за это не нужно. Мать стояла на своем. Она позвонила Смирнову и договорилась о встрече в его офисе.

Когда Андрей и его мать пришли к Смирнову, там вместе с адвокатом их ожидала группа крепких молодых людей. Эти граждане начали убеждать Андрея в том, что они действуют в интересах его матери, и он должен отказаться от своей доли в квартире на Вешняковской улице. Он попросил вернуть ему свидетельство о праве собственности на квартиру на Вешняковской улице — ему отказали и стали выталкивать на улицу. Андрей сказал, что без документов на свою квартиру не уйдет или придется обращаться в полицию.

Однако вызывать полицию не пришлось — выяснилось, что в соседнем кабинете уже находится участковый. Правда, предъявить удостоверение участковый отказался наотрез, но заявление от пяти крепышей и адвоката Смирнова о том, что Андрей их только что избил, он принял. А также вызвал из ОВД «Вешняки» наряд ППС.

Наряд прибыл и отвез Андрея в ОВД «Вешняки». Естественно, все документы остались у адвоката Смирнова. Остались там и мать Андрея, и участковый.

Несколько часов Андрей в качестве задержанного провел в полиции. Ему сказали, что могут возбудить уголовное дело за избиение адвоката при исполнении его обязанностей, и требовали отказаться от его доли в квартире на Вешняковской. Среди «собеседников» Андрея был и заместитель начальника ОВД «Вешняки» Андрей Тимаков.

Часа через три туда приехали «потерпевший» Смирнов, участковый и мать Андрея. Адвокат Смирнов вернул ему свидетельство о собственности на квартиру, и больше Андрей Князев никого из участников представления никогда не видел.

Исчезновение матери

Андрей находился в Москве до конца апреля 2012 года.

До отъезда он жил с матерью на Вешняковской. В последний раз он видел ее в конце апреля 2012 года перед отъездом в очередную командировку.

И как только Андрей улетел из Москвы, Валентина Васильевна перестала отвечать на звонки, хотя ее телефон постоянно был включен.

Князев вернулся в Москву в сентябре 2012 года. Однако матери на Вешняковской не было. Выяснилось, что и на даче летом она не появлялась.

Тогда Андрей подал в ОВД «Вешняки» заявление об ее исчезновении. В течение нескольких месяцев сотрудники ОВД «Вешняки» неоднократно отказывали Андрею в возбуждении дела по розыску его матери. И только в январе 2013 года заместитель перовского межрайонного прокурора Е.В.Кречетова отменила очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту исчезновения В.В.Князевой.

Чтобы вы поняли, как искали Валентину Васильевну, приведу рапорт следователя И.Р.Ибрагимова от 23 декабря 2012 года: «С целью установления местонахождения Князевой… мной был осуществлен телефонный звонок племяннику Князевой В.В. Мусинскому Сергею, в ходе разговора с последним он пояснил, что с Князевой В.В. все в порядке, он с другими родственниками по просьбе Князевой В.В. огородил ее от общения с А.Князевым. Кроме того, Мусинский Сергей пояснил, что он категорически против опроса Князевой В.В., так как опасается, что местонахождение последней станет известно Князеву А.Ю».

фото: Из личного архива

Улица Столетова: здесь была квартира дедушки и бабушки Андрея Князева.

У Сергея Валерьевича Мусинского были все основания опасаться встречи Андрея с его матерью. Дело в том, что к этому времени собственницей квартиры на улице Столетова, выкупленной Андреем для отца, стала жена Мусинского Ольга Владимировна Леострина.

Но, судя по всему, Валентина Васильевна об этом не подозревала. Дело в том, что 15 декабря 2012 года она обратилась в ОВД «Раменки» с заявлением о том, что хулиганы разбили стекла в ее квартире на улице Столетова. А как следует из справки управления Росреестра по Москве, с 4 декабря 2012 года собственницей квартиры стала О.В.Леострина. Но квартира на Столетова все эти годы сдавалась в аренду, арендатор тоже не знал, что квартира теперь принадлежит другому человеку, и поэтому он сообщил Князевой о хулиганстве. И Мусинский, чтобы избежать скандала, вынужден был привезти Князеву в ОВД «Раменки» для подачи заявления…

А спустя еще полгода Князева подарила Мусинскому свой загородный дом в Ильинском. Интересная история: Валентина Васильевна пропала и сразу после своего исчезновения начала дарить добрым людям свое имущество. Всю жизнь она воевала с родственниками из-за своих квартир и дачи, а тут, видно, ангел пролетел: за несколько месяцев она раздала все, чем владела.

Кстати, через месяц после получения дачи Мусинский ее продал.

А как же квартира на Вешняковской улице?

Вскоре дошла очередь и до нее.

Летом 2013 года, перед отъездом в очередную командировку, Андрей решил отремонтировать свою квартиру на Вешняковской, чтобы семья могла переехать туда к началу учебного года.

И вот 2 июля 2013 года некто Ф.А.Цомаев с группой неизвестных граждан выпилил личинку замка и ворвался в квартиру. Его сопровождал участковый ОВД «Вешняки» майор В.Е.Голованов.

По рассказам рабочих, находившихся в квартире, «гости» стали требовать у них информацию о том, где находится семья Андрея Князева. Когда стало понятно, что Князевых в квартире нет и рабочие не знают, где они находятся, «гости» приступили к обыску квартиры.

Никакого права ни на обыск, ни на осмотр ни у кого не было, и даже заходить в квартиру никто не имел права. Но, видимо, присутствие полицейского «освятило» этот налет. Когда рабочие спросили, на каком основании обыскивают квартиру, Цомаев ответил, что он является адвокатом В.В.Князевой и находится в квартире в качестве ее представителя.

Был составлен акт обследования помещения. Из него следует, что Ф.Цомаев и В.Голованов произвели осмотр квартиры и обнаружили граждан, которые, с их слов, проживают там с разрешения Андрея Князева. Таким образом налет объяснялся выявлением нелегальных жильцов.

14 августа 2013 года Андрей Князев вернулся в Москву и в этот же день подал в прокуратуру ВАО заявление о незаконном обыске квартиры и похищении денег. Никто на эту жалобу не ответил и никто никого не опросил, хотя фамилии рабочих, не говоря уже об Андрее Князеве, были известны.

Пустите маму домой

А осенью 2013 года адвокат Цомаев от имени Валентины Князевой обратился в Перовский суд с иском к Андрею Князеву о выделении ей доли и вселении в квартиру. В иске говорилось, что Андрей не пускает свою мать в их общую квартиру и поэтому ей негде жить.

Естественно, в иске не упоминалось о том, что за несколько месяцев до этого Князева подарила свою вторую квартиру и загородный дом супругам Сергею Мусинскому и Ольге Леостриной. То есть, сначала Князева раздарила всю свою недвижимость, а потом обратилась в суд с заявлением о том, что ей негде жить.

В суде Андрей Князев сообщил, что с весны 2012 года не знает, где находится его мать, что проводится ее розыск, а этот иск подан от ее имени мошенниками, которые уже завладели ее квартирой и загородным домом и теперь хотят отобрать последнее. Он заявил, что ничего против вселения матери в их общую квартиру не имеет, наоборот, уже два года ее разыскивает для того, чтобы вернуть домой, а выделение доли считает продолжением мошенничества.

Но суд удовлетворил иск, поданный от имени Валентины Князевой. 14 апреля 2014 года решение суда вступило в законную силу. Валентина Васильевна Князева стала хозяйкой двух третей квартиры на Вешняковской улице.

А летом 2014 года Андрей Князев обнаружил свое имя в списке должников на сайте судебных приставов. Оказалось, что 11 марта 2014 года мировым судьей судебного участка №279 района Вешняки И.В.Смыковой было вынесено решение о взыскании с него алиментов на содержание престарелой матери.

Исковое заявление от имени Валентины Князевой было подано все тем же адвокатом Цомаевым, который просил взыскивать с нерадивого сына 35 685 рублей ежемесячно. Эту сумму Цомаев обосновал необходимостью снимать для нее квартиру за 30 000 рублей в месяц. Получаемой пенсии на жизнь не хватает, других доходов у Князевой нет, а ее сын отказывается от помощи матери.

К этому времени Андрей Князев с помощью полиции более двух лет безуспешно пытался найти свою мать.

Позвольте процитировать сказочное решение судьи Смыковой: «Ответчик в судебное заседание не явился, о дне слушания дела извещен судебными повестками по месту регистрации, возражений на иск не представил, об уважительных причинах неявки не сообщил, ходатайств от него не поступало. Неполучение ответчиком повесток суд расценивает как отказ от их получения и… считает ответчика извещенным о дне слушания дела. Кроме того, суд учитывает, что ответчик лично извещен о времени и месте рассмотрения дела посредством телефонной связи… Суд считает возможным рассмотреть дело… по имеющимся в деле доказательствам в отсутствие ответчика».

Какая телефонная связь? В протоколе судебного заседания говорится, что это сам Князев накануне судебного заседания ни с того ни с сего позвонил в судебный участок — и тут ему и сообщили, что завтра будет слушаться дело. Судя по всему, от избытка свободного времени Князев любит позванивать в судебные участки Москвы…

Как вы думаете, кто был главным и единственным свидетелем по делу? Правильно, Сергей Мусинский. Он сообщил суду, что «истец является его родной тетей по отцовской линии… с марта 2012 года истец не может проживать в своей квартире, вынуждена снимать квартиру, поскольку ее сын, ответчик, выселил ее из данной квартиры… Князева В.В. живет на пенсию, платит за коммунальные услуги, арендную плату за съемную квартиру, расходует деньги на лекарства, а он, свидетель Мусинский, насколько возможно, помогает ей вместе со своей семьей…»

Из скромности Сергей Мусинский забыл упомянуть о том, что это именно он и его жена завладели всей недвижимостью Князевой. Видимо, это он имел в виду, когда говорил о «насколько возможной» помощи Валентине Васильевне Князевой. Как говорится, чем можем…

Ура, решением судьи Смыковой с Князева была взыскана кругленькая сумма в виде алиментов Сергею Мусинскому. Ой, оговорилась, — конечно, Валентине Князевой.

фото: Из личного архива

Улица Вешняковская. Сюда в 1972 году пятилетний Андрей переехал со своими родителями.

Взятие последней квартиры

После налета на квартиру Князев понял, что жить там с женой и четырьмя детьми небезопасно. Он сменил замки, сдал квартиру в аренду, а сам снял другое жилье.

Но прошло два года, и Князев принял решение вернуться домой. Летом 2015 года он перевез туда свои вещи. И вот 14 августа 2015 года он приехал с работы и обнаружил, что замки взломаны и квартира обворована. Он тут же вызвал по 02 наряд полиции, его опросили, долго осматривали квартиру, сняли множество отпечатков пальцев, составили опись похищенного имущества (воры украли всю бытовую технику и все сбережения семьи). Видеозапись камеры наблюдения на двери подъезда должна была расставить все точки над i. Однако, несмотря на то что в таких случаях уголовное дело возбуждается в тот же день, никто этого делать не стал.

Князев начал обивать пороги ОВД «Вешняки», и, по его словам, старые знакомые — участковый майор В.Е.Голованов, заместитель начальника ОВД А.Тимаков и начальник следственного отдела ОВД, представлявшийся без фамилии, просто Артем, — откровенно издевались над ним и изо дня в день повторяли, что все еще проводится проверка…

В сентябре 2015 года Мусинский позвонил Князеву и сказал, что теперь квартира на Вешняковской улице принадлежит ему, потому что в январе 2015 года умерла Валентина Васильевна Князева и он, Сергей Мусинский, унаследовал ее долю в этой квартире.

Выяснилось, что Валентина Васильевна умерла в больнице города Пушкино от сердечной недостаточности. Вероятно, все время, начиная с 2012 года, Мусинский и Леострина прятали ее в Пушкино, где проживали сами.

А почему же Мусинский, а не единственный сын Андрей Князев унаследовал долю Князевой в их общей квартире?

Во-первых, Андрей пропустил срок вступления в наследство, поскольку не знал о смерти матери. И во-вторых, выяснилось, что за несколько месяцев до смерти Валентина Васильевна якобы подписала документ о лишении своего сына всего наследства. Интересное совпадение: нотариус, которая заверила этот документ, ведет прием в кабинете, расположенном через стенку от кабинета адвоката Цомаева.

Князев попросил у нотариуса копию документа о лишении наследства. Документ ему показали, но копию не сделали, объяснив, что это возможно только по судебному запросу.

Так вот, когда Мусинский сообщил Князеву, что доля в квартире на Вешняковской улице теперь принадлежит ему, он, по словам Князева, выдвинул ультиматум: либо Князев продает ему свою долю за миллион рублей, либо он сделает проживание в квартире невозможным.

Князев ему отказал. И через несколько дней Мусинский полностью разгромил квартиру: вырвал все электрические провода, вырезал все трубы водоснабжения, поставил на них заглушки, срезал все смесители воды и исписал потолки и стены матерной бранью в адрес Князева. А в апреле 2016 года Мусинский «подарил» свою долю в квартире новым хозяевам. Почему «подарил»? Потому что по закону при продаже доли в квартире сначала нужно предложить ее совладельцу квартиры, то есть Андрею Князеву, а это было не с руки.

Последним выгодным приобретением Сергея Мусинского стало получение в собственность участка на Востряковском кладбище.

На этом участке в 1972 году был похоронен дед Андрея по отцу Владимир Иванович Князев. А затем в 1997 году там похоронили бабушку Андрея Веру Степановну Князеву. Потом там были похоронены еще двое родственников Андрея, а в 2011 году — его отец. Так вот, Сергей Мусинский якобы захоронил урну с прахом Валентины Васильевны на фамильном участке Князевых и поэтому стал его хозяином. А что? Курочка по зернышку клюет. Во-первых, участок на Востряковском кладбище, хотя официально они и не продаются, при творческом подходе стоит немалых денег. Во-вторых, возможно вторичное использование дорогих гранитных памятников.

* * *

А вы говорите Шекспир… Благополучный брат Андрей Князев решил помочь бедствовавшему брату Сергею Мусинскому — и помог. Мусинский спрятал его мать и отобрал у Князева все его имущество: две квартиры и загородный дом, а напоследок прихватил фамильный участок на кладбище.

А как же это вышло? Что, Мусинский — сильный мира сего, властелин земли и неба и ему все позволено? Или, может, Князев не обращался за помощью и по глупости сам все уступил без боя?

Да нет, Андрей Князев, отец четверых детей, благополучный семьянин и законопослушный гражданин, бился во все двери. Но он был один, а бедному брату Мусинскому помогали адвокаты, нотариусы, сотрудники полиции и суд, то есть, по сути дела, государство. Вот почему Князев был обречен на поражение.

Вы, задыхаясь от ужаса, спросите: разве это возможно?

Позвольте тогда и мне задать простой вопрос. Верите ли вы в то, что наше могущественное государство в лице правоохранительных органов никак не могло справиться с Сергеем Мусинским, который пустился во все тяжкие и на глазах у всего честного народа нарушал закон? Полиция не искала налетчиков на квартиру, не искала исчезнувшую мать Андрея Князева просто потому, что не умеет и не знает, как это делать?

Будь это правдой, было бы не так горько. Но в том-то все и дело, что, если государство может, но не вмешивается, значит, оно заинтересовано в том, чтобы людей обдирали как липку и пускали по миру. И название болезни известно: коррупция. И лекарство от нее хорошо известно — за чем же дело стало?

На квартирных мошенничествах зарабатывают адвокаты, нотариусы, полиция, суды — кто же по своей воле откажется от куска хлеба, жирно намазанного черной икрой?

Недавно стало известно о задержании банды мошенников, которые отнимали у людей квартиры. И выяснилось, что в эту банду входили полицейские из ОВД «Вешняки», в том числе и наш старый знакомый Андрей Тимаков. Много лет стражи порядка открыто и безнаказанно нарушали закон, и вот — надо же! — попались. А радости нет. А чему радоваться Андрею Князеву? Ура, наконец началась борьба с коррупцией?

Когда наше государство освятило приватизацию жилья, на волю выпустили все черные силы земли и преисподней. Ради квадратных метров стали уничтожать друг друга родственники и близкие люди, а правоохранительные органы по зову сердца встали на сторону мошенников. И поэтому Андрея Князева, благополучного семьянина и состоявшегося человека, который все заработал собственным трудом, его славный брат Сергей Мусинский искренне считает слабаком и недоумком: он, видишь, вместо того, чтобы рвать всех в клочья, взялся помогать…

Да, наивный Князев заслуживает наказания. И поэтому он потерял все, что у него было, и не знает, где и как окончила жизнь его мать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code