Дельфин: «Герои появятся, когда в них будет потребность»

Дельфин: «Герои появятся, когда в них будет потребность»


О том, как выжить в контексте времени


04.10.2018 в 18:37, просмотров: 1684

Последний альбом артиста «442» — удар наотмашь, под дых. Семь песен — как взрыв атомной бомбы, в каждой жесткое высказывание, рефлексия на то, что происходит сегодня. Фразы «государство, приказывающее умирать детворе, всегда назовет себя родиной», или «я улетаю бомбить города спящих людей, которых не знаю» даже не нуждаются в лишних комментариях. Все ясно и так. Андрей никогда не боялся заявлять свою позицию, но все же больше всегда концентрировался на личном, психологическом, а здесь полностью открылся социальному. Встретившись с Дельфином на фестивале «Кинопробы», «ЗД» поговорила с ним о возможности творческого человека созидать там, где разрушают, сохранять себя, не переставая идти на контакт с миром, и привлекать новую публику в свои ряды.

Дельфин: «Герои появятся, когда в них будет потребность»

Фото: Дмитрий Семенушкин

— Вы как-то говорили о том, что, глобально интересуясь происходящим, все-таки стараетесь быть немного в стороне. Якобы это единственный выход, чтобы сохранить себя. Но так или иначе за вами идут люди: слушателям важно, что вы говорите. Как сохранить баланс между этой внутренней замкнутостью и открытостью к диалогу с публикой?

— Я думаю, одна из самых важных вещей, которую слушатель может «прочитать» в последнем альбоме, заключается в том, что есть другие варианты отношения к происходящему сейчас, нежели те, который навязываются нам. Не обязательно разделять или не разделять то, что тебе предлагают, участвовать или не участвовать в этом. Можно занимать совершенно другую, свою какую-то конкретную позицию, смотреть на эти вещи иначе. К сожалению, я не тот человек, который мог бы изменить ситуацию, сложившуюся у нас в стране, на что-то повлиять, я могу только делать хорошо то, что я делаю. Я этим и занимаюсь. Как мне кажется, моя задача — дать возможность людям посмотреть на обычные для них вещи просто с другой стороны. Не справа или слева, а, может быть, как-то снизу или сверху с очень небольшой высоты, чтобы иметь более широкое представление об этом. И, возможно, среди них найдутся люди, которые будут способны изменить ситуацию.

— Вы назвали альбом «раздраженным комментарием к происходящему». Может ли сегодня артист занимать созидательную позицию? И в чем может заключаться это созидание?

— У меня есть все основания назвать свою пластинку созидательной, потому что она дает возможность собраться с мыслями и дает одно из решений, как можно себя вести в сегодняшнем дне. Она дает некую опору, основу, какие-то положения для того, как действовать в том мире, в котором мы сейчас живем.

— Мне кажется, то, что вы делаете, требует определенной концентрации: это не только звуковые волны, но и смысловые удары. Ощутить их можно, внимательно вслушиваясь в текст. В этом смысле комфортно ли вам выступать перед расслабленной фестивальной публикой?

— Конечно, всегда приятнее выступать в замкнутом помещении, в клубе, в том смысле, что ты знаешь — публика пришла конкретно на твой концерт. Там ты получаешь больше энергетических «отзывов», и это не то чтобы проще, но действительно комфортнее. Однако мы рассматриваем фестиваль больше как возможность показать свою музыку тем людям, которые вообще никогда в жизни не оказались бы на нашем концерте. Сказать, что мы, во-первых, существуем. Во-вторых, что наше творчество им, может быть, понравится. Мы с удовольствием после того, как они рассмотрят нас здесь, увидим их на своих концертах. Это скорее больше такая рекламная история, нежели исповедальная. Хотя, конечно, мы всегда думаем о тех, кто специально пришел послушать нас, для них у нас всегда есть «специальный» сет, но мы также хотели бы рекрутировать кого-то еще в свои ряды.

— Интересна ли вам новая музыка, то, что происходит на современной сцене? Или вы полностью сконцентрированы на внутреннем творческом процессе?

— С возрастом, конечно, становишься все более искушенным и во многих вещах, которые появляются, видишь очевидное возвращение каких-то старых тенденций. Или понимаешь, что для молодых людей это новое, а ты уже это пережил, переиграл и немного по-другому к этому относишься. В этом смысле я всегда желаю быть сильно удивленным тем, что я услышу. Когда слушаешь музыку и думаешь: «я так сам могу», это не интересно. Вот если у тебя возникает мысль: «я так вообще никогда в жизни не смогу» — вот это очень круто.

— Как вам кажется, искусство сегодня чаще существует в отрыве от социального поля или, наоборот, сильно интегрировано в него?

— Тем, кто пытался закрутить какие-то социальные истории, мне кажется, не хватало таланта для того, чтобы конкретно за собой вести. А те, кто смог бы это сделать, этого не делают. Может быть, устали… Да не важно, по каким причинам. Еще такой момент, что в обществе нет глобальной потребности для появления такого человека. Вот когда эта потребность возникнет, таких людей появится много. Сразу. Они будут разного качества, уровня и величины, но их точно будет много.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code