Директор "Сямозера" валит вину в смерти 14 детей на заместителя

Директор "Сямозера" валит вину в смерти 14 детей на заместителя


В суде Решетова и Виноградов друг на друга даже не смотрят


сегодня в 19:24, просмотров: 1091

В Петрозаводском городском суде продолжается слушаться дело о гибели 14 детей в лагере «Парк-отель «Сямозеро» в июне 2016 года. Суд приступил к допросу свидетелей. 23 апреля на заседании выслушали 11 человек. Как ожидается, перед судом в общей сложности выступят более 300 свидетелей — как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

О том, как долго может продлиться процесс и какие сроки могут получить обвиняемые, мы поговорили с адвокатом потерпевших Дмитрием Лапиным.

Директор

Фото: stolicaonego.ru

В качестве свидетеля на суде выступила Наталья Шевелева, которая летом 2016 года, когда произошла трагедия, работала заместителем директора Петрозаводского педагогического колледжа по учебно-производственной работе. В этом заведении учились два подсудимых — Валерий Круподерщиков и Павел Ильин, которые во время летней практики работали в лагере вожатыми.

Наталья Шевелева сообщила суду, что с практикантами не был заключен трудовой договор. Между директором лагеря Решетовой и руководством колледжа была лишь устная договоренность. Все необходимые документы были подготовлены, но не подписаны.

Шевелева также отметила, что Круподерщиков и Ильин, будучи студентами, не изучали организацию и проведение водных походов.

— Сейчас будут рутинные заседания, — говорит, в свою очередь, адвокат потерпевших Дмитрий Лапин. — Может быть, какая-то интрига возникнет, когда начнется допрос директора лагеря «Парк-отель «Сямозеро» Елены Решетовой. Уверен, что ее заместитель, Вадим Виноградов, будет давать показания в отношении своей бывшей начальницы. Несомненно, интересен допрос Андрея Ореханова, главы Эссойльского сельского поселения, которое располагалось рядом с лагерем.

— Как долго, на ваш взгляд, будет длиться процесс?

— Однозначно не менее полугода, а то и дольше. Хотелось бы отметить одну интересную особенность: Решетова отказалась от тех защитников, которые у нее были по соглашению. Теперь ее интересы представляет адвокат по назначению — государственный защитник.

Второе, что мне бросилось в глаза, — наличие явных противоречий между Еленой Решетовой и ее заместителем Виноградовым. Находясь в помещении для подсудимых, они в сторону друг друга даже не смотрят. Располагаясь на разных концах скамьи, не пытаются даже переброситься парой фраз.

На мой взгляд, в поведении Виноградова прослеживаются детали, наводящие на  мысль о раскаянии в содеянном. Он говорит о себе как об одном из   виновнике трагедии. А вот Решетова, на мой взгляд, пытается полностью свалить вину на своего заместителя. Ее позиция такова: она якобы не была извещена, что будет этот поход, и все решения по деталям похода принимал исключительно Виноградов. На мой взгляд, эта позиция очень слабая, потому что она, во-первых, опровергается показаниями как самого Виноградова, так и других лиц. Во-вторых, это, по большому счету, и значения не имеет, поскольку изначально в документах был контракт и программа мероприятий, которые были подготовлены и подписаны лично Решетовой.

— Какое наказание, на ваш взгляд, могут получить подсудимые?

— Елене Решетовой и Вадиму Виноградову грозит срок до 10 лет лишения свободы. Потерпевшие настроены на то, чтобы просить максимальный срок, предусмотренный статьей. Но я полагаю, что суд может учесть в качестве смягчающего обстоятельства и признание вины Виноградовым, и его раскаяние. У Решетовой — один несовершеннолетний ребенок, что тоже будет учтено судом.

Что касается инструкторов, я сомневаюсь, что суд назначит им наказание, связанное с реальным лишением свободы. Они положительно характеризуются, и, скорее всего, у них будет условный срок. То же самое касается и чиновников — главы Роспотребнадзора Карелии Анатолия Коваленко и его заместителя Людмилы Котович.

Любопытен еще один момент. Государственный контракт на обеспечение детей путевками в этот лагерь заключался с многочисленными нарушениями — как по форме, так и по существу. В лагере не было сертифицированного оборудования, не было обученного и имеющего соответствующие допуски персонала. Тем не менее этот госконтракт был заключен. При этом за год до трагедии, в 2015-м, поступил ряд документов, свидетельствующих о многочисленных нарушениях в этом лагере, как от родителей, так и органов исполнительной власти Карелии. Тогда по ряду жалоб от главы Эссойльского сельского поселения Андрея Ореханова была проведена комплексная проверка, которая выявила многочисленные нарушения. Одному из родителей ответили: «Мы проверили лагерь, там все хорошо, а будет еще лучше». Вот такое циничное по содержанию письмо было в 2015 году…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code