Дневники убийцы: записки керченского стрелка объяснили мотивы нападения

Дневники убийцы: записки керченского стрелка объяснили мотивы нападения


«Думаю, что я полупсихопат»


вчера в 19:19, просмотров: 43936

17 ноября — месяц со дня трагедии в Керчи. К этому времени следствие озвучило итоги расследования громкого дела. Выводы специалистов: Владислав Росляков действовал в одиночку, никаких союзников во время бойни рядом с ним не было. Оперативники детально установили путь «керченского стрелка» по прилегающей территории и в здании учебного заведения в день преступления и хронологию его действий, изучили записи видеокамер, опросили свыше 650 свидетелей.

Дело осталось за малым — определить мотив преступления. Возможно, результаты посмертной психиатрической экспертизы выявят отклонения в психике Рослякова, и тогда история логично закольцуется.

Пока же информация о том, что у «стрелка» имелись проблемы с психикой, не подтвердилась, «МК» решил разобраться, какие обстоятельства могли подтолкнуть успешного студента решиться на массовое убийство. Выяснилось, что Росляков, возможно, последние несколько лет жил строго по инструкции, которая попала в его руки еще в 2015 году. И бойню в Политехе он устроил, скорее всего, следуя советам своих «сетевых» наставников.

Каким образом Владислав Росляков подвергся «виртуальной» вербовке — в расследовании «МК».

Дневники убийцы: записки керченского стрелка объяснили мотивы нападения

фото: Соцсети

«Думаю, что я полупсихопат»

Владислав Росляков сделал все, чтобы замести следы после своей смерти. Он сложил «детективный квест» на максимально высоком уровне, чтобы запутать следствие.

На протяжении месяца мы общались со всеми знакомыми убийцы, с его друзьями, однокурсниками, соседями, родными. Изучили личные переписки Рослякова в соцсети за последние годы. Пазл не складывался. Мотив преступления не вырисовывался. Все ранее приведенные версии — буллинг в колледже, непростые отношения с родителями, неудачи в личной жизни — оказались тупиковыми. Его интерес к событиям в «Колумбайне», о котором он так часто рассказывал друзьям, оказался ловким прикрытием для гораздо более страшной организации.

Наверное, мы бы забросили идею докопаться до истины, если бы на глаза нам не попалась брошюра, которую Росляков хранил в архивной папке «Документы» в своей личной страничке в сети.

В распоряжении «МК» оказался доступ к закрытой страничке Рослякова: профиль без фотографии, с фейковым ником «Анатолий Смирнов». Эту страничку массовый убийца вел до 17 октября.

Из сохраненных переписок Рослякова — всего пять диалогов. Два из них — с девушками. Три — с друзьями по колледжу.

Из переписок ясно, что до последнего дня Владислав Росляков исправно выполнял учебные задания, не пропускал лекции, вел ничем не примечательный образ жизни. Свои страшные намерения не выдал никак.

Например, за месяц до теракта он переписывался с однокурсниками, обсуждал планы на учебный год: «Практическую сделал. Чертежи сдал. Тему «Проверка транзисторов и диодов на пробой и обрыв» выучил». С более близкими приятелями живо обсуждал бывших одноклассниц, подробно выспрашивал, кто с кем встречается, кто подсел на алкоголь, кто употребляет наркотики…

Эти невинные переписки сохранились. Следствию они тоже вряд ли что-то дали.

Более существенные диалоги Росляков удалил. Нам удалось вычислить, кем были те люди, чьи сообщения полетели в корзину. Всего 24 аккаунта. Мы пообщались со всеми хозяевами.

Среди «удаленных» собеседников оказались несколько однокурсников Рослякова. С двумя из них мы связались. «Обычный треп — про учебу, про конспекты он спрашивал. Влад к учебе всегда внимательно относился, он ведь за три года обучения ни одно занятие без уважительной причины не пропустил. Домашку всегда делал вовремя», — рассказал один из парней, чья переписка оказалась уничтожена.

Девушки, чьи профили фигурировали в «удаленных», тоже не пролили свет на трагические события. Их знакомство с Росляковым сводилось либо к легкому флирту, либо к компьютерным играм.

Из всех восстановленных страниц наибольший интерес для нас представляли три профиля.

С первым профилем — «Оружейник Керчь» — все оказалось предельно ясно. Администратором паблика является сотрудник магазина «Оружейник», где Росляков и приобрел патроны. В день теракта лавочку закрыли. На страничке в соцсети тут же появилось сообщение: «Уважаемые клиенты и друзья магазина. 18.10.2018 года наш магазин не работал в связи с проведением проверки документации госорганами РФ. Администрацией магазина принято решение о возобновлении работы с 22.10.2018». 1 ноября администрация магазина сообщила на своей страничке о поступлении партии военной амуниции. Магазин возобновил работу.

С администратором второго паблика — Shotgun Ukraine — Росляков тоже вел переписку. Консультировался по теме оружия.

— Мы продаем только легальное оружие, сводим покупателя с продавцами, — прокомментировал администратор странички. — Просто так у нас оружие нельзя купить. Я со всех покупателей требую скрин их разрешения на приобретение оружия. Люди, которые отправляют сообщения типа «продайте без соответствующего разрешения», сразу летят в бан. Мне проблемы с законом не нужны.

Последний аккаунт принадлежит человеку, который называл себя в Сети Рудольфом Гессом (один из сподвижников Гитлера. — Авт.) Судя по страничке, мужчина — приверженец националистической идеологии: об этом говорит список его интересов и друзей. Сам профиль пустой: ни одной записи внутри нет. В друзьях у него числятся 557 человек. У многих на аватарках — изображения Гитлера, свастики, оружия. Среди его друзей — и Влад Росляков. Но самое интересное, что этот так называемый «Рудольф Гесс» является администратором паблика  , где  публикуются анонсы таких книг, как «Скинхеды», «Неприрожденные убийцы», «Секретная инструкция ЦРУ по технике обманных трюков и введению в заблуждение», «Поваренная книга анархиста» (часть этой литературы запрещена в России) и другие. В том месте, где в паблике отображается администратор, «Рудольф Гесс» подписал себя «хунта» (главная страница).

Мы попытались вывести «Рудольфа Гесса» на разговор. Спросили, не оставлял ли Влад каких-то посланий. Фамилию Рослякова не упоминали. Собеседник сразу понял, кто имеется в виду. Поинтересовался: «О каком послании речь?» А на вопрос о том, что его связывает с Владиславом, он ответил: «Деньги на патроны всем хунточатом собирали». Возможно, собеседник таким образом показал свою иронию, однако то, что он общался с «керченским стрелком», — факт. Больше он на связь не выходил.

Еще несколько «говорящих» сообщений от Рослякова нам прислали участники группы «Мир маньяков и убийц». Послания датированы 25.03.2018. Вот сообщения убийцы: «Я проснулся в 5.15, приготовил завтрак и протупил 12 часов у монитора. А по будням я на парах с 9.30 до 16.30. Потом протуплю остаток дня у компа. Интересно? Так 362 дня в году.

Зачем мне это писать? Таких, как я, еще пару миллионов только в этой социальной сети. Отвечу сразу — у меня эмпатия ниже плинтуса. Думаю, что я полупсихопат.

Меня мало интересует общение с себе подобными. Все чувства — ложь, обман и херня. Их стоит скрывать от самого себя.

А еще, одни придурки вокруг, и мысли есть — их всех перестрелять. Но убивать людей плохо. Я выразил лишь субъективное мнение и не призываю никого убивать».

Один из виртуальных собеседников задал тогда Рослякову вопрос: «Где же ты учишься?»

Ответ: «В КПК. Коммунистическая партия Китая». (Росляков предусмотрительно не стал указывать название учебного заведения — Керченский политехнический колледж.)

О других связях Владислава Рослякова нам стало известно от одного из его телефонных контактов. Женщина, чье имя мы умышленно не называем, рассказала нам свою историю.

— Сразу же после случившегося, 18 октября, мне позвонил следователь и вызвал на допрос. В коридоре регионального отдела СК томились 5–6 человек. Все взрослые мужчины и женщины. Как оказалось, эти люди — владельцы телефонных номеров, с которыми последнее время разговаривал Влад…

Со слов собеседницы, в ее случае оказалось, что сим-картой пользовалась сверстница «керченского стрелка», но номер был оформлен на женщину. Ей пояснили, что такое случается и в Крыму вообще с этим полный бардак. Однако она осталась в отделе и запомнила все, о чем говорили следователи и те, кого допрашивали.

Как оказалось, Владислав последний раз вел переговоры 16 октября — накануне преступления. Больше всего следователям потребовалось времени, чтобы установить самого частого собеседника Рослякова. С загадочным абонентом «стрелок» общался ежедневно — вплоть до последнего дня. Номер был оформлен осенью этого года якобы на пожилую женщину. Дама реально родом из Керчи, но уже давно проживает в Москве. Кроме того, в графе были указаны не ее паспортные данные и прописка — адрес регистрации Владислава. Сыщиков насторожило такое совпадение, и оказалось, что телефоном пользовался отец «стрелка», которого тут же нашли и задержали.

Также Владиславу незадолго до трагедии приходило СМС от преподавателя информатики из колледжа Александра Моисеенко, который погиб, пытаясь выхватить у «стрелка» оружие.

Кроме того, накануне трагедии Рослякову приходило еще одно странное сообщение. Собеседница записала номер, с которого поступало СМС, так как ей его демонстрировали сыщики, и мы выяснили, что к этому номеру прикреплена страница в социальной сети под ником Александр, а на ней отображены материалы националистического толка.

Могло ли быть это сообщение сигналом, призывом или это просто совпадение — нам неизвестно. Однако мы попробовали копнуть глубже, и выяснилось, что к этой же странице ранее был привязан украинский номер, к которому прикреплена страница некоего Ивана. Он занимается боксом, а в списке интересных страниц у него также множество националистических пабликов.

Жил по инструкции, убивал по сценарию

Могла ли быть в отношении Владислава Рослякова виртуальная вербовка? На этот вопрос мы попытались найти ответ, когда изучили документ, который оказался на личной странице «стрелка».

Страничку под ником Анатолий Смирнов убийца открыл 24 августа 2015 года в 04.23. И сразу залил туда националистический материал, в названии которого обыгрывается слово «ненависть». Оно, кстати, было на футболке «керченского стрелка», которую он надел в день кровавой акции. Это журнал, который был выпущен достаточно давно. Он, по сути, является подробной инструкцией. Найти в Сети документ невозможно. Единственное, что нам удалось обнаружить, — скрины очень плохого качества, на которых ничего нельзя прочитать. Поэтому, скорее всего, Рослякову журнал кто-то переслал.

Мы ознакомились с содержанием документа — 60 страниц текста. Когда читали, то в памяти всплывали некоторые детали жизни Рослякова.

Приведем самые безобидные цитаты из журнала и сопоставим их с этапами жизни и смерти «керченского стрелка».

Цитата: «По мере сил и возможностей мы постараемся остаться неизвестными для широких масс, ибо 282 статью еще никто не отменял».

Владислав Росляков действительно никому из своих знакомых не обмолвился о своей приверженности идеям национализма. О его связи с подобными группировками окружающие даже не догадывались.

Цитата: «Постараемся ориентироваться на молодежь…»

С этим пунктом вопросов нет: Рослякову было 19 лет.

Цитата: «Готовься физически. Чтобы приобрести необходимые навыки, не нужно много денег, главное систематичность и воля. Каждому под силу записаться в спортивную секцию. Предпочтение лучше всего отдавать боксу, рукопашному бою».

Этот пункт, казалось бы, не вызывает вопросов. Ведь что плохого в том, чтобы поддерживать хорошую физическую форму? И уж тем более в этом нет ничего подозрительного. По словам близкого друга Рослякова, Владислав увлекся спортом в 15 лет. Предпочел бокс. Бросил, когда начались сильные боли в руке. Занятия продолжал дома. Подружился по Сети с боксером, который еженедельно выкладывал ролики с тренировок.

Цитата: «Курение, алкоголь, наркотики — это то, что отвлекает от борьбы. Прояви волевое усилие, откажись от того, что уничтожает тебя и туманит твой разум».

В этом совете вроде бы тоже нет ничего криминального. Если в школе Росляков баловался алкоголем и сигаретами, то после окончания 9-го класса его никто не видел с сигаретой в зубах, он не посещал дискотеки, от предложения «махнуть пивка» всегда отказывался.

Из переписки Рослякова с подругой: «Я 3 года проучился в колледже, друзей не завел. Нет единомышленников. Все какие-то убогие. И шутки тупые — у нас половые органы рисуют везде. Шмотки, техника, дома — это всех волнует. Так везде. Я вообще в школе помню мало адекватных людей. Мы в школе только и делали, что бухали. Два алкогольных отравления к 14 годам у меня было. Я в 6-м, помню, на уроке пил. Пиво в тару из-под сока наливал. Пиво у бати спер. Мы часто пили. В детстве много аморального дерьма было. Теперь завязал с этим».

А дальше невидимые кураторы начинают давать конкретные инструкции по убийству всех, кто по национальным признакам, социальному статусу или взглядам на жизнь не соответствуют образу «представителя идеального общества».

Росляков был послушным учеником и старался точно следовать всем практическим подсказкам. В частности, он купил оружие, прошел огневую подготовку, научился делать бомбу и вроде бы даже начал убивать собак и кошек…

Фото: vk.com@yoshkarola_12reg.

«У нас более страшная организация. Не выдавай себя ничем»

В журнале Владислав Росляков почерпнул информацию о том, как действовать непосредственно перед совершением теракта. Он взял в колледж сотовый телефон, где не было никакой ценной информации. Аппарат понадобился, только чтобы привести в действие взрывное устройство.

Авторы журнала также научили будущего убийцу, как правильно заметать следы в виртуальной и реальной жизни. Убийца вел себя максимально осторожно. В его почте — ноль исходящих, 36 писем входящих за последние три года. В основном уведомления об оплате счетов за телефонные переговоры. Никаких намеков на его истинные интересы. Единственный документ из его почтового ящика, который заслуживал внимания, — уведомление от 30 мая 2018 года от ООиИОР минприроды Крыма. Текст письма: «Ув. Владислав Игоревич! Ваш охотничий билет готов и Вы можете его получить по адресу: Симферополь, ул. Гавена, 2А, каб. 7». Росляков ответил: «Спасибо за уведомление. Скорее всего приеду на следующей неделе, т.е. с 4–9 июня».

Цитата: «Мы не бритоголовые скины, у нас более страшная организация. Внешне ничего не должно выдавать вашу причастность к нашей организации».

По словам друзей Рослякова, парень всегда носил молодежные кроссовки, футболки, худи. И только в день теракта он впервые надел новые армейские берцы, черные штаны и новую майку с надписью «Ненависть».

Росляков описывал свои мысли в личной переписке с подругой: «Сейчас смотрю на наш бывший класс — куда он катится? Алкаши, шлюхи. Я изучил их биографии. В колледже то же самое. Люди слишком одинаковы. Вот я учусь на диплом, учусь хорошо, преподаватели считают меня весьма перспективным, а родители уже мечтают, как я буду работать и получать кучу бабок. А мне этот диплом не уперся. Да и родители… Если бы ты знала, как я все ненавижу. Тебя уже распределили и распихали в вузы без твоего мнения, все решили за тебя. Благо, я устрою себе отличный выпускной, и все это дерьмо закончится. Все на тебя имеют какие-то планы: бабушка и дед — успешный внук, мать — сын с хорошим образованием».

Мы показали данный журнал специалистам в области экстремизма.

— Я бы поостереглась делать прямые параллели между трагедией в Керчи и наличием этого журнала у «стрелка», — говорит Наталия ЮДИНА, эксперт Информационно-аналитического центра «Сова». — Хотя, конечно, параллели напрашиваются. В издании — куча советов, ссылок и призывов к совершению теракта. В итоге подобный террористический акт и был сотворен. И тут напрашивается параллель с норвежским террористом Брейвиком, убившим не менее 77 человек в ходе своей акции 22 июня 2011 года и ставшим идейным вдохновителем для некоторых русских националистов. Однако только на основании наличия у Рослякова такой литературы я бы не стала делать выводы о его идейной принадлежности. Он мог просто почерпнуть в этом издании практические советы по изготовлению взрывчатых веществ. Для того чтобы сделать выводы об идейных мотивах, необходима тщательная проверка всех его интересов.

***

В СМИ много ходило разговоров, что самого Рослякова еще при жизни затравили. Сначала одноклассники, затем однокурсники. К нам поступала информация, что некие люди устроили целенаправленную травлю Рослякова в Сети. Нам высылали скрины сообщений, где народ действительно издевался над молодым человеком. Владислав отбивался от нападок незнакомцев как мог.

Мы разыскали контакты людей, которые принимали участие в виртуальной травле. Ими оказалась семейная пара, глава которой являлся сотрудником полиции. Мужчина признался, что несколько лет назад он с женой создал фейковый аккаунт в Сети, чтобы защитить свою подругу от навязчивых комментариев Рослякова. «Немного потроллили парня и забыли. Вот и вся травля», — оправдался полицейский.

В жизни «стрелка» остались еще закадровые эпизоды, которые ранее не появлялись в СМИ.

С нами связалась женщина, которая сообщила, что у Владислава Рослякова есть родная сестра. Девушку зовут Елена. Она проживает в Донецке. Свое родство с убийцей тщательно скрывает.

— После теракта она сразу поменяла фамилию. Ходит сейчас запуганная. По нашим данным, у нее давно произошел какой-то конфликт с родителями, она ушла из дома, тогда семья от нее отвернулась, — рассказывала собеседница. — У нее есть ребенок, вроде была замужем. Развелась. Когда ей задают вопросы про брата, она уходит от ответа. Работает на рынке, торгует вещами.

20 октября Елена открыла страничку в Сети. Установила статус: «Берегите своих близких. Однажды вы поймете, как тяжело терять тех, кого любишь».

Мы попытались поговорить с девушкой через соцсети.

«Вы извините, пожалуйста. Можно я ничего не буду отвечать? Просто меня и так донимают в Интернете и на улице», — ничего не отрицая, вежливо ответила она.

По словам знакомых Елены, после случившегося она пыталась оправдать брата, чем вызвала гнев земляков. С тех пор замкнулась в себе. Здесь же справедливо будет заметить, что, как нам сообщил источник в следствии, в документах, которые предоставил отец «стрелка» Игорь Росляков, фигурирует только один ребенок — Владислав.

За Рослякова заступалась не только Елена. Нашлись люди, которые собрали пожертвования для семьи убийцы. 110 тысяч рублей перечислили неравнодушные люди семье «керченского стрелка».

— Деньги мы передали бабушке Рослякова. Больше было некому. Мать из больницы отпустили, отец тоже дома. У них все более-менее нормально, если так можно сказать. Телефоны их вне зоны доступа, потому что аппараты находятся у следователей, — пояснила нам одна из организаторов сбора средств. — На работу мать не вышла. Вроде она из дома даже боится выходить…

К переводу неравнодушные люди прикрепили письмо и номер телефона. В послании — слова сочувствия, а в тематической группе уже была опубликована запись разговора с бабушкой «стрелка» Галиной Никитичной, которая позвонила отправителям после получения денег.

Мы не знаем, какие окончательные выводы сделает следствие. Но уже можно предположить, что Росляков, скорее всего, стал тем самым убийцей-одиночкой, которого вдохновили на преступления литература националистического толка, видеоролики и такие, как «Рудольф Гесс».

Это бомба замедленного действия. Чем страшны такие преступники? Тем, что предотвратить их намерения не предоставляется возможным. Они не состоят ни в каких ячейках, у них нет реальных наставников, они тихо-мирно живут среди нас, а потом берут в руки оружие и убивают.

P.S. Просим правоохранительные органы обратить внимание на конкретное издание, которое оказалось в открытом доступе после того, как хакер-аноним опубликовал личную переписку и документы со страницы Владислава Рослякова (Анатолий Смирнов) в социальной сети. Название издания имеется в распоряжении редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code