Если была стрельба, то неслучайная: эксперты прокомментировали версию гибели замгенпрокурора

Если была стрельба, то неслучайная: эксперты прокомментировали версию гибели замгенпрокурора


Вариант стечения обстоятельств на борту вертолета исключен


вчера в 19:45, просмотров: 7652

Загадок, связанных с крушением вертолета, на котором летел заместитель Генерального прокурора РФ Саак Карапетян, более чем достаточно. Одну их них, основанную на предположении, что кто-то из пассажиров стрелял в пилота до крушения, опроверг Следственный комитет. Но это и понятно: в ситуации, когда речь идет о чиновнике такого уровня, любые утечки будут пресекаться. Эксперт «МК» — первый заместитель главного редактора «Российской охотничьей газеты» Александр Лисицын — между тем считает, что случайно два выстрела, если они имели место, произойти не могли. И названный первоисточником этой информации калибр оружия говорит о том, что оно было боевым.

Если была стрельба, то неслучайная: эксперты прокомментировали версию гибели замгенпрокурора

Фото: sledcom.rf

Напомним, вертолет Eurocopter AS350 потерпел крушение в Костромской области 3 октября. Все, кто находился на борту, погибли. Карапетян вместе со своим другом Арегом Арутюняном летел на охоту. И именно в ведении Карапетяна находится вся международная деятельность Генпрокуратуры, в том числе «дело Скрипаля». В этой связи неудивительно, что на первый план выходят совсем не банальные версии.

Как поясняли в Северо-Западном СУ на транспорте СК РФ, полет выполнялся по уведомительной заявке, она не требует разрешения. В полетном листе были три фамилии: 54‑летний пилот Станислав Михнов, Карапетян и Арутюнян. Из-за непогоды вертолет приземлился на опушке леса в Солигаличском районе Костромской области. Здесь же, рядом с деревней Вонышево, произошло и крушение — вертолет взлетал и якобы зацепился за деревья.

Изначально говорилось о трех жертвах, но потом появилась информация о четвертом погибшем. Судя по источнику ее появления, этой информации можно доверять. Позже одно из изданий, также пользующееся доверием, сообщило, что это был местный житель Виктор Коптеев. Якобы Карапетян после вынужденного приземления позвонил организаторам охоты. Те, уточнив местонахождение вертолета, послали за прокурором машину. Но тут откуда-то взялся Коптеев, заявил, что отлично знает местность, и предложил себя в качестве проводника пилота. Охотники решили не ждать машину в холодном лесу, а вылетели ей навстречу. Но, поскольку уже темнело и лило как из ведра, была плохая видимость. Лопасти зацепились за верхушку дерева, вертолет упал и загорелся, все, кто в нем находился, погибли.

А перед этим издание «Говорит Москва», со ссылкой на источник в силовых ведомствах, обнародовало настоящую сенсацию: якобы судмедэксперты обнаружили в теле пилота отверстия от пуль. Уточнялись детали: пули калибра 5,45, одна из них пробила лопатку Михнова. Причем, по данным издания, стреляли в пилота из карабина еще до того, как вертолет начал падать.

Следственный комитет очень быстро все опроверг. Официальный представитель СК Светлана Петренко заявила: «Информация не соответствует действительности. Ни у одного из погибших в катастрофе не обнаружено огнестрельных ранений».

Эксперт «МК», заместитель главного редактора «Российской охотничьей газеты» Александр Лисицын, тоже сомневается в правдивости информации о двух выстрелах. Как минимум в ее деталях:

— Охотничьего оружия калибром 5,45 я не знаю, — говорит Лисицын. — Если бы говорилось о калибре 5,6, можно было бы предположить, что стреляли из малокалиберной винтовки. А с калибром 5,45 есть только боевое оружие, это наш боевой калибр.

— Если все-таки предположить, что ошибка в деталях, а выстрелы все же были, могли они произойти случайно? Например, произошли в момент удара или возгорания от детонации?

— Теоретически возможно, но практически, думаю, нет. Если при детонации происходит один выстрел, то после этого карабин или другое оружие наверняка должно было изменить свое положение. Сила отдачи должна была отбросить ствол. Поэтому маловероятно, что второе случайное попадание будет рядом с первым.

— А если предположить, что кто-то мог держать оружие в руках, но стрелять не собирался, а выстрелил нечаянно, после начала крушения?

— Предположить можно что угодно, но такое стечение обстоятельств — это один шанс из миллиона. Если выстрелы имели место, то, скорее всего, это было преднамеренно.

Так что же все-таки произошло в вертолете? Почему опытный пилот вдруг решил пойти на поводу у деревенского жителя? Почему нужно было так срочно взлетать, когда можно было дождаться машины или рассвета и прекращения дождя? Почему нельзя было переждать это время у кого-то из деревенских, хоть и у того же проводника? Если выстрелы в пилота все же были, то кто мог стрелять? Понятно, что на охоту кто-то из пассажиров мог взять и боевое оружие — кто проверит замгенпрокурора? Но тогда зачем были сделаны эти самоубийственные выстрелы? Намеренно? Или в неадекватном состоянии?

Вопросов — тьма. Но ответы на них, скорее всего, мы услышим только такие, которые посчитают нужным дать. Обычно в случаях авиапроисшествий объективным «свидетелем» того, что происходило в кабине в последние моменты, выступает «черный ящик». Но, как выяснилось, для вертолетов Eurocopter не предусмотрено оборудование подобными приборами, что всегда осложняет работу экспертов, выясняющих причины аварии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code