Москва. Метро. Станция «Радиоактивный пепел»

Москва. Метро. Станция «Радиоактивный пепел»


Что думать?


Вчера в 19:58, просмотров: 6019

Москва. Метро. Станция «Радиоактивный пепел»

фото: Алексей Меринов

Имена придуманы, чтобы отличать.

Берёза, сосна, клён, дуб — если человек не дурак, он сразу понимает, о каком дереве идёт речь. Кошка, лошадь, крокодил — тоже сразу ясно.

А люди? Если сказать «Иван», то никто не поймёт, о ком вы говорите: Поддубный? Тургенев? Грозный? Когда людей стало много, придумали отчество, потом добавилась фамилия…

Входишь в метро, глядишь на схему: «Улица 1905 года», «Улица академика Янгеля», «Улица Старокачаловская», «Улица Горчакова»… Чем думают те, кто «придумывает» названия? Ни фантазии у них, ни слуха (добавить бы «ни ума», но нельзя, обидятся).

А ведь есть станции метро, чьи названия легко обошлись без слова «улица»: «Бауманская», «Беговая», «Планерная», «Тверская»… К счастью, таких большинство. Но если бы сегодня затеяли унификацию, то появились бы станции «Улица Красногвардейская», «Улица Красносельская», «Улица Краснопресненская»… А ещё бы лучше: «Улица Волгоградский проспект», «Улица Лермонтовский проспект»…

Сейчас обещают построить тридцать новых станций. Нет сомнений: некоторые из них будут называться «улица», а некоторые начинаться с «ново».

Всё новые «ново» наглядно подтверждают глухоту тех канцелярий, где построенным станциям выписывают имена. За десятки лет люди привыкли, что есть «Новослободская» и «Новокузнецкая». А потом вдруг — «Новокосино», «Новогиреево», «Новоясеневская» и, наверное, появятся ещё. А ведь эти «ново» через три года уже становятся «старо». Всё равно что ребёнка назвать Мальчикдима; вот он уже министр, вот ему уже скоро на пенсию, а он всё мальчик.

С появлением новых станций схему метро неизбежно придётся переделывать. Может быть, стоит прямо сейчас решить, по какому принципу давать названия. Иначе обязательно появится какая-нибудь станция «7-я улица имени 8 марта». Ведь догадались же назвать новую станцию «Улица Старокачаловская». (Спрашиваешь прохожих: «Кто такой Старокачалов?» — «Герой России». Или: «Кто такой Качалов?» — «Герой России».)

Понятное дело: люди уверены, что если уж назвали станцию или улицу какой-нибудь фамилией, то, конечно, в честь героя.

Сейчас в Питере идут диспуты и митинги: власть решила назвать мост в честь Кадырова, а многие жители категорически против. Власть, видимо, считает его героем, а протестующие — антигероем. Но и то, и другое потому, что фамилия на слуху. А ведь забвение неизбежно.

Улица имени станции, станция имени улицы… Вот, например, станция «Улица академика Янгеля»; если он известен — зачем добавлять слово «улица» и слово «академика»? Есть «Пушкинская», «Тимирязевская», «Тургеневская»… «Кутузовская» обошлась и без слова «проспект», и без слова «фельдмаршал».

А мост имени Ахмата Кадырова… Если жизнь наладится — через десять лет никто уже не вспомнит кто это. Название постепенно сократится, мост будут называть Ахматовским, и все будут радоваться, думая, что он назван в честь большого русского поэта — Анны Ахматовой.

А если жизнь наладится по-другому, детишки в садике будут учить стихи про Ахмата-Хаджи, а Михалков и в новый гимн его впишет.

Если бы с самого начала придумали правильный подход — какие бы красивые и понятные были названия у станций нашего метро! Скажем, если с одного конца «Юго-Западная», то с другого была бы «Северо-Восточная», а не «Бульвар Рокоссовского»-бывшая «Улица Подбельского». Если внизу «Южная», то наверху должна быть «Северная».

На запад могли бы идти по порядку столицы враждебных стран: «Киевская», «Варшавская», «Берлинская», «Лондонская», а на самом конце — станция «Пустырь радиоактивного пепла»-бывшая «Вашингтонская».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code