Наглость москвича, совершившего аферу с квартирой, парализовала правоохранителей

Наглость москвича, совершившего аферу с квартирой, парализовала правоохранителей


Топорная афера


сегодня в 17:53, просмотров: 333

Есть такое старинное слово «обер-враль». Так раньше называли человека, который врал лучше всех и в этом искусстве не знал себе равных. Иначе говоря, первый враль среди равных. Со временем слово подзабылось, но брехня никуда не делась — искусство же бессмертно.

Наглость москвича, совершившего аферу с квартирой, парализовала правоохранителей

Виктор Магидович.

В 1994 году супруги Лариса Геннадьевна и Виктор Семенович Магидович приватизировали свою трехкомнатную квартиру на проспекте Мира, 108. В результате приватизации супруги и дочь Ларисы Геннадьевны от первого брака Юлия стали собственниками этой квартиры в равных долях.

Спустя два года они решили переехать на постоянное жительство в США. Однако Виктор Семенович в чужой стране не прижился и решил вернуться в Москву. Супруги расторгли брак и разделили совместно нажитое в Америке имущество. В 2003 году Виктор Семенович вернулся в Москву и снова поселился в квартире на проспекте Мира.

В 2006 году Лариса Геннадьевна и ее дочь Юлия обратились в Останкинский суд с иском к Виктору Семеновичу Магидовичу об определении долей в праве общей собственности и об определении порядка пользования квартирой, поскольку, как известно, в 1994 году проводилась приватизация без определения долей.

Однако Виктор Семенович иск не признал. В возражениях на иск бывшей жены и падчерицы он заявил, что во время развода в Америке он договорился с Ларисой Геннадьевной о том, что ее доля в московской квартире и доля падчерицы теперь будут принадлежать ему. А соглашение об этой договоренности было удостоверено в штате Нью-Йорк, США.

Решением суда от 3 марта 2006 года иск Ларисы Магидович и ее дочери был удовлетворен, поскольку отказ от права собственности не имеет юридической силы: «Отказ от права собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на него другим лицом». Иными словами, гражданин России перестает быть собственником только в результате заключения договора купли-продажи или договора дарения своего имущества — других вариантов не существует.

Но спустя 7 лет Виктор Магидович обратился в тот же Останкинский суд с иском к бывшей жене и падчерице о признании за ним права собственности на их доли в квартире. Он заявил, что в 2003 году в Америке они с Ларисой Геннадьевной подписали соглашение о разделе имущества, где было указано, что она отказывается от своей доли в московской квартире, а также от доли своей дочери в пользу Виктора Семеновича. В обмен на это Лариса Геннадьевна получила от бывшего мужа 105 тысяч долларов.

Решением суда от 24 июля 2013 года в этом иске Виктору Магидовичу было отказано. Как следует из решения суда, в обоснование своих требований Магидович представил в суд заключенное в США нотариальное соглашение, в котором отсутствует его подпись. «…Поскольку данный документ не подписан истцом, Магидовичем В.С., поскольку он не зарегистрирован в установленном законом порядке, поскольку между США и Российской Федерацией отсутствует договор о правовой помощи…», это соглашение юридической силы не имеет.

После этого решения Лариса Геннадьевна по-прежнему продолжала платить за 2/3 квартиры на проспекте Мира, 108. По ее просьбе этим занималась ее подруга.

* * *

И вот в августе 2017 года подруга Ларисы Магидович получает квитанцию на оплату жилищно-коммунальных услуг и видит, что сумма платежа выросла в несколько раз. Она пошла в МФЦ, и там выяснилось, что все лицевые счета объединены в один счет и собственником квартиры уже несколько лет является другой человек.

Тогда подруга заказала выписку из Единого государственного реестра недвижимости. И обнаружила, что с 29 ноября 2013 года собственником всей квартиры стала какая-то Елена Юрьевна Толкачева.

Со слов Магидовича, вернувшись из Америки, он некоторое время жил в своей трехкомнатной квартире один, а потом познакомился с риелтором Еленой Юрьевной. Вскоре они стали жить вместе, а еще через непродолжительное время Магидович и Толкачева зарегистрировали брак.

Как вы думаете, что произошло потом?

Правильно, молодожены вскоре развелись.

Но все это Лариса Геннадьевна (которая к тому времени вернула девичью фамилию и стала Муравской) выяснила не сразу. Узнав, что собственником квартиры является какая-то незнакомка, она прилетела в Москву и подала в УВД по СВАО заявление о мошенничестве.

Адвокат Муравской стала обивать пороги прокуратуры и УВД: как ни крути, а и невооруженным глазом было видно, что с квартирой на проспекте Мира, дом 108, что-то не так. Однако когда адвокат приходила в УВД СВАО, ей объясняли, что материал направлен в районное отделение полиции. Приходила в районное отделение — ей сначала на голубом глазу говорили, что такой материал не поступал и они ничего о нем не знают, потом объясняли, что ведется проверка, что материал забрала прокуратура, злые духи, а потом сменили пластинку и стали говорить, что теперь он находится в УВД СВАО. Рассказы о том, что никто не знает, куда он подевался, я опускаю — так даже самые терпеливые сотрудники отвечают адвокатам, когда они слишком назойливо интересуются судьбой поданного ими заявления.

Наконец 3 ноября 2017 года районное отделение полиции вынесло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Вот что там было написано: «Опрошенный Магидович В.С. пояснил, что Муравская Л.Г. является его бывшей супругой. Во время проживания в США они развелись, и в начале 2000-х годов он вернулся в Россию. В России у семьи из имущества имелась 3-комнатная квартира… Собственность в данной квартире была поделена на равные доли, а также был разделен счет для того, чтобы он оплачивал коммунальные услуги за свою долю, а его бывшая супруга и падчерица платили за свои доли. В 2003 году он вернулся на ПМЖ в Россию и предупредил, что будет проживать в квартире, где ему принадлежит 1/3 доли. На что ему сказали, что если он собирается там жить, то он должен выплатить им 105 тысяч долларов США компенсации. Он так и поступил. При этом каких-либо документов о выкупе долей и передаче денежных средств составлено не было. После этого он стал проживать в данной квартире.

После того как он вернулся из США, он познакомился с Толкачевой Е.Ю., с которой стал проживать в указанной квартире. Через некоторое время они узаконили свои отношения, вступив в брак. А через некоторое время они развелись. В какой-то момент он решил переоформить квартиру в собственность Толкачевой Е.Ю., подписывал какие-то документы, но какие точно, он не помнит. Однако ввиду недавно перенесенного им инсульта он испытывает проблемы с памятью и не может вспомнить точно, как все происходило. После развода Толкачева уехала жить в Московскую область, и с ней он каких-либо отношений не поддерживает. Толкачеву Е.Ю. в какого-либо рода мошеннических действиях в отношении себя не подозревает, так как помнит ее как порядочного человека. Но как связаться с Толкачевой, он не знает, так как ввиду проблем с памятью ничего не помнит».

Кроме того, говорится в этом документе, участковый ходил домой к Магидовичу, чтобы все же узнать, как найти Толкачеву, но ему не открыли дверь. «Также не представилось возможным получить ответ из регистрационной палаты на предмет установления природы совершенной сделки…» Если вы не поняли, о чем речь, я помогу: тут говорится о том, что сотрудники полиции делали запрос в Росреестр, а им так и не ответили. Они подождали-подождали, заплакали и ушли.

При таких обстоятельствах не отказать было просто нельзя.

* * *

Между тем, если бы сотрудники полиции взяли на себя неимоверный труд и внимательно прочитали доверенность, якобы выданную в 2013 году Ларисой Муравской и ее дочерью Виктору Магидовичу, они бы заметили, что в доверенности указаны данные паспортов Ларисы Муравской и Юлии Магидович, которые были аннулированы в 2011 году. Нет, справедливости ради надо сказать, что полицейские это заметили, но это же не убийство — поэтому на такие пустяки никто внимания обращать не стал.

Интересно, а кто все же подписал эту доверенность, кроме Виктора Магидовича? Ясно ведь, что без ответа на этот вопрос трудно принять решение о том, кого привлекать к уголовной ответственности.

То есть как кто? Конь в пальто. Ну не помнит Виктор Семенович, как было дело. Хоть убей — не помнит и все. А Лариса Геннадьевна и Юлия Викторовна помнят, что никакой доверенности не подписывали.

Тут бы провести экспертизу почерка — так нельзя, пока дело не возбуждено. Экспертизу проводить нельзя, а исследование почерков — можно. И вот 24 ноября 2017 года из ЭКЦ УВД по СВАО пришла справка об исследовании почерков на доверенности. Установлено, что «запись и подпись от имени Муравской Л.Г. в оригинале доверенности от 23.10.2013 года в центральной части, в графе «подпись»… выполнены не Муравской Ларисой Геннадьевной, а другим лицом.

Запись и подпись от имени Магидович Ю.В. в оригинале доверенности… выполнены не Магидович Юлией Викторовной, а другим лицом».

А в том же ноябре 2017 года адвокат Муравской и Магидович направила в Америку запрос и получила из Генерального консульства РФ в Нью-Йорке ответ:

«…Сообщаем, что Генконсульством России в Нью-Йорке указанная доверенность №5165/13 от 29 октября 2013 года… не удостоверялась. Консул А.Девяткин».

Скажу больше: насколько мне известно, родная дочь Магидовича, проживающая в Америке, несколько лет назад тоже выдала некую доверенность своему родственнику. Этот акт из другой оперы, но для нас здесь важно, что у этой доверенности тот же реестровый номер 5165/13.

Я понятия не имею, что это значит, я просто точно знаю, что у разных документов должны быть разные номера. Этим обязаны заниматься правоохранительные органы, а я не орган, я просто про номера точно знаю.

Признаться, я сгораю от любопытства по поводу Елены Юрьевны Толкачевой. Она молодая и хорошенькая женщина в самом расцвете сил. И вот такая красота достается пожилому и не сказать чтобы писаному красавцу Виктору Магидовичу.

Правда, меня в загс не приглашали, и я не знаю, кто на ком женился, а кто с кем разводился, но вот что удивительно: гражданин Магидович твердо стоит на том, что был женат на Толкачевой, а гражданка Толкачева твердо стоит на том, что замуж за Магидовича никогда не выходила. Я скорей поверю Толкачевой, потому что Магидович не такой хорошенький, как она.

Но так или иначе, судя по договору купли-продажи от 15 ноября 2013 года, Виктор Магидович, действовавший за себя, за свою бывшую жену и падчерицу (вы же помните, у него есть доверенность на все случаи жизни), продал своей то ли жене, то ли видению жены Елене Толкачевой 3-комнатную квартиру площадью 66,4 кв. м в сталинском доме на проспекте Мира за 9 миллионов рублей. И по условиям договора он должен был сняться с регистрационного учета.

Должен был, но до настоящего времени с регистрационного учета Магидович не снялся и продолжает проживать в этой квартире. Однако он не помнит, получал ли деньги за проданную квартиру.

Вот когда в 2015 году ограбили его квартиру и вынесли оттуда чайный сервиз ХVIII века, сервиз Фаберже, саблю и пистолет, инкрустированные драгоценными камнями и серебром (точную стоимость похищенного установить не удалось, но приблизительно речь идет о десятках миллионов рублей), — вот это Виктор Семенович хорошо помнит. Но 9 миллионов рублей — это же мелочь на мороженое, вот он и забыл. И вообще: Толкачева на проспекте Мира не появляется, квартиру не сдает, его не выселяет — в его жизни ничего не изменилось, поэтому он про нее и думать забыл.

* * *

А между тем 15 марта 2018 года УВД по СВАО наконец возбудило уголовное дело по ч. 4 статьи 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере») в отношении неустановленных лиц. Тогда же стало известно, что Елена Юрьевна Толкачева 25 октября 2017 года заключила договор залога недвижимости к договору возмездного денежного займа. То есть она взяла в долг деньги под залог квартиры на проспекте Мира.

Согласно выписке из Росреестра, деньги она одолжила у некоего гражданина Ильи Гамера. И если до 25 октября 2018 года она их не вернет, квартира станет его собственностью. Сколько денег одолжила, не знаю, а она не говорит. Сказала только, что у нее болел близкий родственник и нужны были деньги на лечение. Родственник умер, а деньги нужно отдавать.

Покойного очень жалко, но, увы, вся эта печальная повесть больше всего похожа на хитроумную сложносочиненную попытку объяснить сотрудникам полиции происхождение денег на «покупку» квартиры у Магидовича. Допустим: в 2013 году она берет у Ивана Ивановича в долг деньги на покупку квартиры на проспекте Мира. Вернуть их нужно в 2017 году. Но по случаю тяжелых жизненных обстоятельств денег нет, и она вынуждена перезанять их у гражданина Гамера… Это очень сложная комбинация, к тому же неизвестно, что здесь правда, а что — откровенное вранье, но квартира в сталинском доме на проспекте Мира того стоит.

Ввиду того, что до настоящего времени мошенники не установлены, адвокат Ларисы Муравской и Юлии Магидович вынуждена была обратиться в суд с исковым заявлением к Виктору Магидовичу и Елене Толкачевой о признании сделки с квартирой недействительной. Слушание дела началось в Останкинском суде в мае 2018 года. Виктор Магидович в суд не ходит, а Елена Толкачева, наоборот, ходит, трясет копией расписки о том, что Магидович получил от нее 9 миллионов рублей, но иск не признает.

И последнее. Несколько дней назад адвокат потерпевших получила от подруги Ларисы Муравской, которая по ее просьбе платила за квартиру, выписку из домовой книги от 10 октября 2016 года №4546383, из которой следует, что в это время Муравская и ее дочь продолжали оставаться собственниками квартиры. А как мы помним, квартирой вот уже 3 года владела Елена Толкачева…

* * *

История, которую я рассказала, с юридической точки зрения не сложней задачи на сложение в пределах десяти.

Лариса Муравская и ее дочь никаких доверенностей на распоряжение своими долями в квартире не подписывали, их подписи на доверенности подделаны — экспертиза это подтвердит, потому что и так все видно невооруженным глазом.

Выяснить, состояли ли в браке Виктор Магидович и Елена Толкачева, — ну вы меня извините… это дело получаса.

Подлинной ли распиской размахивает в суде Елена Толкачева, тоже установить нетрудно, это всего лишь дело техники.

Что же касается маневра, который Толкачева сейчас демонстрирует с деньгами, якобы одолженными под залог квартиры, — это фигура высшего пилотажа, цель которой — запутать всех и в конце концов оттяпать квартиру. Но и тут разобраться нетрудно, потому что все шито белыми нитками. Уважающие себя проходимцы просто перепродают украденную квартиру несколько раз, и потом распутывай этот клубок, пока не посинеешь, а квартира и деньги достанутся проходимцам. Но, судя по всему, Елена Толкачева не ходит проторенными путями…

И что же получается?

Да все то же самое — ничего.

В начале мая 2018 года в «Российской газете» была опубликована статья, в которой, между прочим, говорилось: каждая четвертая сделка с жильем на рынке имеет признаки мошенничества.

Не знаю, как это можно вычислить — статистика преступлений отсутствует. Но если кому-то это удалось — цифра впечатляет. И что дальше?

А дальше все продолжается как ни в чем не бывало. Сознание воспринимать это отказывается, но это уже, как говорится, ваши проблемы. Хотите — верьте, не хотите — не верьте, мы ведь не рабы, у нас свобода, и каждый верит во что хочет.

Казалось бы, государство должно быть заинтересовано в расследовании каждого случая с мошенничеством, чтобы были установлены все связи преступников, ведь только так можно предотвратить следующее преступление.

А на практике представители государства, и в первую очередь — правоохранительные органы, идут по одному и тому же пути: либо уголовные дела не возбуждаются (с отговоркой, что речь идет о гражданско-правовом споре, а не о преступлении), либо рано или поздно возбуждаются, но пестрят «неустановленными лицами», которые по большей части известны, но почему-то выводятся из-под удара. «Почему-то» — это тактичное название огромных взяток. А они действительно астрономические, потому что удавшиеся квартирные преступления дают преступникам возможность распоряжаться огромными деньгами.

И даже когда преступники установлены и вроде бы есть приговор суда — иной раз лучше бы его не было. Потому что нередко мошенники отделываются условным наказанием или смешными сроками лишения свободы.

Но все же интересно, вспомнит Елена Толкачева про свое нежданное-негаданное замужество или оно и в самом деле приснилось Виктору Магидовичу, у которого какие-то гады украли сабельку с самоцветами. Вот не украли бы — он бы всем показал…    

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code