Названы лауреаты XI Международного конкурса органистов

Названы лауреаты XI Международного конкурса органистов



Янтарный ангел Таривердиева нашел своего героя

Какой бы далекой ни казалась классическая музыка, глупо отрицать, что ее недосягаемость

и аристократичность волнуют умы простых смертных. Пианисты, дирижеры, скрипачи, органисты — все они люди с сакральными знаниями, а некоторые еще и

с привлекательным снобизмом. Но как туда, в это поистине высшее общество, можно попасть? Для этого есть особые состязания, как, например, Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева.

Искать «золото» в груде «песка» в одиннадцатый раз предстояло восьми титулованным профессорам и по совместительству гастролирующим органистам: Кристофу Манту (Франция), Михаилу Аркадьеву (Россия), Даниэлю Зарецкому (Россия), Наоко Имаи (Япония), Маттиасу Майерхоферу (Германия), Роману Перуцки (Польша), Венсану Тевеназу (Швейцария), Ингер-Лизе Ульсруд (Норвегия) и Джеймсу Хигдону (США). Число «золотинок» и вовсе подбиралось к половине сотни — 46 органистов из 20 стран мира проходили строгий программный отбор в нескольких странах, включая США, Германию и Россию. В финал прошли только шестеро: пять парней и девушка, трое из которых родились на просторах нашей богатой на таланты родины.

Итак, вот они: Оливер Бретт, Кристиан Гросс, Эндрю Моррис, Владимир Королевский, Иван Татаринов и Лилия Печенкина — лучшие из лучших. Молодые (каждому не более 30 лет), безусловно, талантливы (иначе бы их здесь не было) и музыкально техничные (кто бы их тогда пропустил через финальное сито?). Однако определиться с выбором победителя оказалось непросто даже жюри. Что уж говорить про зрителей, собравшихся в калининградском кафедральном соборе на острове Канта на последний конкурсный этап. Среди них — искушенные в музыке и с чистым, как белый лист, в своих музыкальных познаниях.

— Когда я слушаю конкурсантов, то не смотрю на национальность и цвет кожи. Я слушаю их сердцем, — сказал председатель жюри, титулярный органист собора Св. Северина в Париже Кристоф Манту. — Мы были абсолютно ничем не связаны и могли не выбирать лауреатов вовсе.

Получается, именно этот критерий — слушать сердцем — является основой конкурса на самых крутых виражах. И только он смог объединить под белоснежными сводами католического собора профессиональных органистов и вольных слушателей.

— Ты слышишь, как он взял си-бемоль? — спрашивает свою супругу пожилой мужчина в потрепанном пиджаке.

— Интересно, как он справится с Таривердиевым? — отвечает ему жена.

Действительно, музыка Микаэла Леоновича не только является обязательным программным произведением на каждом этапе конкурса, но и определяет характер и способность оживить металлические трубы органа.

— Знаете, для меня его симфония «Чернобыль» — лакмусовая бумажка, — поделилась со мной вдова композитора и арт-директор конкурса Вера Таривердиева. — По тому, какую часть — «Зона» или «Quo Vadis?» — выбрал исполнитель, я понимаю его характер. «Зона» более темпераментна, даже брутальная в каком-то смысле, в отличие от второй части симфонии, что буквально сверлит сознание тихой болью.

Закрываешь глаза и легко представляешь пролетающие вертолеты над разрушенной АЭС, плачущих женщин, осиротевших детей. Честно говоря, почти сразу во время исполнения «Quo Vadis?» американцем Эндрю Моррисом я стала прятать лицо в лежащую на коленях куртку, а подняв голову, увидела, что люди рядом тоже украдкой вытирали слезы. Значит, попал в сердце. Позже Эндрю Моррис и Владимир Королевский разделят спецпремию имени Микаэла Таривердиева за лучшее исполнение его произведений и третью ступень на пьедестале.

Странно, что, опираясь на ту же интуицию, исполнение единственной девушки Лилии Печенкиной оказалось абсолютно глухо для зала, но достаточно убедительно для жюри — вторая премия! А главный приз — янтарный ангел на органной клавише — достался русскому американцу Ивану Татаринову. Парень родился в Нижнем Новгороде, но последние годы живет в Канзасе, поэтому выступает от США. Иван действительно хорош, и не только в исполнительском искусстве, но и на композиторском поприще. В заключительном концерте он исполнил фантазию на тему хорала «Vater unser» собственного сочинения. Двое оставшихся финалистов, Кристиан Гросс из Германии и Оливер Бретт из Великобритании, стали лауреатами дипломов, а некоторые из полу- и четвертьфиналистов разделили дополнительные специальные премии и сольные концерты от Сибири до Америки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code