Неудобные вопросы дочери разбившейся на Ан-148: место авиакатастрофы превратили в свалку

Неудобные вопросы дочери разбившейся на Ан-148: место авиакатастрофы превратили в свалку


В результате повторного осмотра, по неофициальным данным, удалось обнаружить 8 фрагментов тел и 13 обломков корпуса.


вчера в 19:10, просмотров: 37888

Вокруг страшной авиакатастрофы Ан-148 «Саратовских авиалиний» в Подмосковье — очередной скандал. 9 апреля соцсети обошел ролик, который записала дочь погибшей в авиакатастрофе Татьяны Синицыной, Юлия. Девушка утверждает: на поле, куда 11 февраля упал самолет, до сих пор лежат фрагменты тел и обломки корпуса Ан-148.

Накануне Юлия и еще несколько родственников погибших приехали на место крушения, чтобы возложить цветы. И увидели на земле… человеческие останки.

Двухминутный ролик возымел эффект разорвавшейся бомбы. Уже на следующий день с самого утра на место крушения выехали представители МЧС, следственного комитета, губернатор Оренбургской области Юрий Берг.

Чиновники отчитались: поисково-спасательные работы не прекращались, они лишь прерывались из-за погодных условий.

По неподтвержденной информации, в результате повторного осмотра удалось обнаружить 8 фрагментов тел и 13 обломков корпуса. По официальной — нашли лишь части обшивки.

Неудобные вопросы дочери разбившейся на Ан-148: место авиакатастрофы превратили в свалку

фото: кадр из видео

По словам Юлии Синицыной, человеческие останки и вещи из багажа пассажиров на поле нашли жители ближайшей деревни еще три недели назад. Как раз тогда только начал сходить снег. Люди звонили в полицию, в Следственный комитет, но их обращения проигнорировали. И тогда жители деревни связались с родными погибших.

— 6 апреля я и еще несколько родственников приехали к месту крушения. Поле не было оцеплено, вокруг не удосужились повесить даже ленточки, чтобы оградить территорию от зевак. Но самое страшное я увидела, когда прошла подальше. Снег сошел, и под ним появились фрагменты тел. Вокруг были разбросаны кредитные карты, тюбики с кремом. Не хочу вспоминать — это очень страшно.

Родственники тут же принялись звонить курирующему дело следователю. Та пообещала выслать машину, чтобы проверить информацию.

— Спустя три часа на место приехали сотрудники МЧС и Следственного комитета. Нам пообещали, что в понедельник работы возобновят, поле оцепят. Но, когда мы приехали на место повторно 9 апреля, там находились всего четыре человека. На поле мог спокойно пройти любой.

Читайте материал: «На месте крушения Ан-148 в Подмосковье начали работу 100 спасателей»

Юля тут же записала ролик и выложила его в Ютуб.

— Я просто хотела, чтобы люди добросовестно выполнили свою работу, чтобы память о наших родных не была втоптана в грязь, — говорит девушка.

10 апреля с самого утра на месте уже был отряд МЧС численностью 100 человек. Бойцы снова прочесали поле.

— Вокруг поставили оцепление, за него никого не пускали, даже нас. Но я и не хотела снова туда идти. Если бы еще раз все это увидела — точно сошла бы с ума, — признается девушка.

— Перед вами извинились, объяснили, как такое могло произойти?

— Нет, никто не извинился, хотя я этого очень ждала. Что касается объяснений, нам сказали, что работы прекратились в связи с плохими погодными условиями. В пятницу, когда мы приехали на поле, здесь не было никого: ни одной машины, ни одного человека в форме. Что касается погоды, местные жители нам говорили, что снег начал сходить еще три недели назад. А сейчас там стоит, уж извините, специфический запах.

Спросила Юлия и о деталях самолета, которые она также видела разбросанными на месте крушения. Девушка переживает, что это может повлиять на объективность расследования — ведь собрали не все фрагменты.

— Но нас заверили, что на расследование это никак не может повлиять, что все важные фрагменты МАК (межгосударственный авиационный комитет. — А.Г.) уже собрал. Но даже если так, разве можно превращать скорбное место в свалку?

Ситуация кажется чудовищной еще и потому, что родные, которые надеялись похоронить своих близких в апреле, до сих пор не могут этого сделать. Результаты генетической экспертизы все время оттягивают.

— Сперва нам говорили, что ждать нужно будет два месяца. А недавно я приходила к следователю, тот озвучил срок в полгода, а то и год. Но теперь понятно, почему все так затягивается. Они просто собрали еще не все фрагменты тел. Но разве это не глумление над нами и над нашими родными? — переживает сестра Юлии, Людмила Синицына.

Между тем Юрий Берг заверил журналистов, что экспертиза ДНК тел погибших продлится еще месяц-полтора. Не больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code