Оружие керченского стрелка породило странный проект: «продавать с 25 лет»

Оружие керченского стрелка породило странный проект: «продавать с 25 лет»


Между тем в армии государство доверяет «стволы» тысячам 18-летних


вчера в 18:26, просмотров: 2660

Как и ожидалось, после бойни в Керчи, пошли разговоры о закручивании гаек в отношении оборота оружия. Во вторник, после посещения Керченского политехнического колледжа, Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова заявила, что право на приобретение оружия должно наступать не ранее, чем в 25 лет.

Оружие керченского стрелка породило странный проект: «продавать с 25 лет»

фото: Алексей Меринов

Почему 25? Берусь предположить, просто потому, что цифра красивая. Сказала бы Татьяна Николаевна — 23 года, было бы понятно. По закону до этого возраста платят алименты на ребенка, если он учится. То есть предполагается, что после 23 лет подавляющее большинство первое высшее образование успевают получить. Ну, проще говоря, после 23 лет с оружием в руках он уже не будет представлять опасность для сокурсников. Ладно, не в цифре суть. (Сейчас, кстати, гладкоствольное оружие можно с 18 лет приобретать, а нарезное — с 21 года.)

Москалькова задается вопросом, можно ли вообще доверять оружие человеку в 18 лет, у которого нет «социального опыта и устойчивого морально-нравственного ориентира в жизни». Татьяна Николаевна, до того, как начать защищать права человека в РФ, была генерал-майором полиции, а потому ответ знает. Сейчас в осенний призыв, государство доверит оружие более чем 100 тысячам 18-летних россиян. Не знаю как насчет «морально-нравственного ориентира», но «социального опыта» у большинства из них нет совсем. А на очевидную реплику — «там же они под присмотром», приведу три примера.

Август 2015 года. 18-летний ефрейтор Павел Бахтин в полевом лагере в Ярославской области расстрелял 6 человек в караульном помещении. Четверо погибли.

Сентябрь 2017 года. 23-летний ефрейтор-срочник Гасан Абдулахадов, застрелил трех сослуживцев на военном полигоне в микрорайоне «Транспортный» города Белогорска Амурской области, скрылся с автоматом и четырьмя рожками патронов, был застрелен силовиками при задержании.

Октябрь 2017 года. 25-летний старший лейтенант Росгвардии Марат Гаджиев в станице Шелковской, находясь в своей части, застрелил четверых сослуживцев. Сам был ликвидирован дежурным подразделением части.

Еще Татьяна Москалькова говорит о том, что важно, «чтобы и коллектив знал, когда выдается оружие». Вот в приведенных выше случаях коллектив знал.

Может, все таки, не в возрасте дело? А действительно в социальном опыте и устойчивости морально-нравственных ориентиров?

Достаточно почитать немного того, что пишут молодые люди в сети, чтобы понять — они чувствуют себя бесправными. А права человека — ваша вотчина, да, Татьяна Николаевна?

Но запреты, конечно, проще и понятней. Северная Корея долго держала лидерство по безопасности дорожного движения. Там было мизерное количество ДТП. Потому что гражданам было запрещено покупать автомобили. Работает? Работает. Так, чего там — возраст поднимать или еще какие ограничения выдумывать. Надо просто оружие запретить. И наступят мир, любовь и рок-н-ролл.

До следующей бойни. На кухонных ножах или туристических топориках.

Читайте материал «Кто стоит за керченским стрелком»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code