Отрубившего жене руки лишили родительских прав лишь с пятой попытки

Отрубившего жене руки лишили родительских прав лишь с пятой попытки


Непростое продолжение трагедии в Серпухове


два дня назад в 17:16, просмотров: 5290

В четверг в Серпуховском городском суде состоялось пятое заседание по делу о лишении родительских прав Дмитрия Грачева, который отрубил руки своей жене Маргарите.

«Я заботливый и любящий отец, — твердил Грачев на суде. Но в итоге суд вынес единственнно возможное (и верное) решение: изувера лишили родительских прав.

Почему преступника долго не хотели лишать прав на отцовство, кто поддерживает мужчину, и как он оправдывает себя на суде — в интервью матери искалеченной девушки.

Отрубившего жене руки лишили родительских прав лишь с пятой попытки

Кадр из видео.

— Можно сказать, мы одержали небольшую победу, когда судья зачитал, что Грачева лишат родительских прав, — начала разговор мама Маргариты Инна Шейкина.

— Пять заседаний посвятили именно этому делу. Почему Грачева сразу не лишили прав?

— Судебное заседание напоминаем театр, где адвокаты соревнуются между собой, а подсудимый пытается давить на жалость. В нашей ситуации все предельно ясно — человек совершил преступление, признался в содеянном, но, оказывается, это не повод лишать его родительских прав.

Нам так и объяснили на заседании — он ведь совершил противоправные действия по отношению к жене, но не к детям.

То, что Рита почти год не вылезает из больниц, что она стала инвалидом первой группы, что сам Грачев не платит алименты, не содержит детей — эти моменты не учитываются. Оказывается, если напрямую мужчина детям не причинил вреда, он может и дальше их воспитывать.

Мы пытались доказать на суде, что у Дмитрия неустойчивая психика, он опасен для детей, но нас не слушали. В нашей стране, если мужчина замышляет преступление против жены, но у него имеются несовершеннолетние дети, он может быть на 99 % уверен, что это послужит смягчающим обстоятельством в его деле. Случаи, когда человека лишают родительских прав до вынесения вердикта по уголовному делу, редки. Серпуховской суд тоже не видел оснований лишать Грачева прав. Нам пришлось отправлять апелляцию в Мособлсуд, который потребовал пересмотреть решение.

В четверг состоялось пятое заседание по лишению прав. В этот раз прокурор и судья нас услышали. Опека изначально была на нашей стороне.

— Как отреагировал Грачев на это решение?

— Его спрашивали, думал ли он о том, когда шел на преступление, что качество жизни детей ухудшится, им будет нанесена психологическая травма, мама больше не сможет ухаживать за ними. Он отвечал: «Я не мог в тот момент ни о чем думать. Мне было обидно, меня обманывали, мне было плохо».

На суде его защищала мать. Она утверждала, что сын не смог бы поднять руку на детей, поэтому его не стоит лишать прав.

— Как Грачев себя ведет на суде?

— Я его увидела на последнем заседании. Слушание длилось часа три. С прессой он не общался. В суде пытался отстаивать лишь одну позицию, говорил о том, какой он любящий отец. Обмолвился, что в институте Сербского психиатрическую экспертизу провели необъективно. Высказал недоверие детским психологам, которые вынесли свои заключения после общения с ребенком.

Грачев винит во всех бедах общественное мнение, заявляет, что на него постоянно клевещут в СМИ. Его мама льет слезы в три ручья: мол, бедного сына довели. Так и говорит: «Да, он совершил нехороший поступок, но его довели. В случившемся виноваты и муж, и жена. Так сложились обстоятельства». Эта семья не хочет признать, что подобное недопустимо ни при каких обстоятельствах. У них своя шкала ценностей.

— Грачев раскаивался в содеянном?

— Он как-то невнятно пытался раскаиваться. Плакал раза три во время заседания. Говорил: «Я похудел из-за нервов, и мама похудела». Мама ему вторила: «Я не ем, и не пью, на 16 кг похудела, меня почти уже нет». О детях Грачев практически ничего не говорил. Твердил об одном, как тяжело приходится ему и его маме.

Свою речь он зачитывал по бумажке. Не понимал, к чему так срочно понадобилось лишать его родительских прав? Он надеялся, что отцовство поможет ему смягчить вину и сократить срок. Его спросили: «Вы понимаете, за что ваш лишают прав?». Он ответил: «Нет».

— Сколько лет ему грозит теперь?

— У него целый ряд смягчающих обстоятельств: явка с повинной, сотрудничество со следствием. Есть люди, которые поддерживают Дмитрия, списываются в сети с его мамой. Так вот мама этим сочувствующим подтвердила, что ее сыну грозит 5 лет, не больше. Сейчас мы надеемся, что срок ему увеличат. Тем более, что нашим адвокатам удалось возбудить против него еще одно уголовное дело — похищение. Хотя следователи считают, что муж не может похитить жену. Если бы не общественный резонанс, Грачева уже давно бы осудили, дали небольшой срок, и через полтора года он вышел бы.

— Неужели правда есть те, кто поддерживает Грачева?

— Его мама размещает стихи сына на своей страничке. Вот там находятся люди, которые его поддерживают.

— Она просит встречи с внуками?

— На камеру говорит, что хотела бы с ними встречаться. Но мы живем в одном квартале друг от друга, дети ходят в детский сад, она могла бы хоть раз подойти к саду, поговорить с ними. Но, видимо, не хочет. Однажды она случайно столкнулись с Ритой и детьми, всплеснула руками: «Ой, как я волнуюсь. Руки дрожат. Давайте куплю детям подарки». Те отказались. Она и пошла мимо, ничего не купила. Я не хочу ее обсуждать. Меня удивляет и пугает, что эта женщина не понимает: произошло страшное, а ее сын — опасен для общества.

— Грачев продолжает писать письма Маргарите с угрозами?

— Письма мы не получаем. Может, что и пишет. Нового телефона Риты он тоже не знает.

— По результатам психиатрической экспертизы его признали вменяемым?

— Да, он признан вменяемым.

— Он будет подавать апелляцию на решение суда о лишении родительских прав?

— Скорее всего, будет. Ведь если он останется отцом несовершеннолетних детей, ему скостят срок на две трети.

— Вы ходите на все заседания?

— Меня не пускают. Только в четверг неожиданно мне разрешили остаться.

— А Маргарита?

— Ее представляют адвокаты. Для нее встреча с Грачевым станет психологической травмой.

— Ваша дочь развелась с Грачевым, но до сих пор не поменяла фамилию — почему?

— Она обязательно поменяет, но позже. Если сейчас менять, то придется переписывать все документы в суде. Это займет много времени.

— Какой вердикт суда по поводу травм вашей дочеки вас бы удовлетворил?

— Мы рассчитываем на 10 лет лишения свободы. Но с учетом УДО, смягчающих обстоятельств плюс засчитают его сидение в СИЗО, где идет день за полтора, реально он может отсидеть года три. Дай бог, чтобы его прямо из зала суда не отпустили.

— Как сейчас живет Маргарита?

— Она много времени проводит в больницах. Сейчас в Питере, на реабилитации. Еще протез часто ломается. Они очень хрупкие. Уже вторая поломка, чиним за свой счет в Германии. Протезу всего 5 месяцев, три месяца он в ремонте, который обходится нам в сумму свыше 1500 евро. Сам протез стоит около 4 миллиона рублей.

— Где вы берете деньги на лечение Риты и ремонт ее протеза?

— Первое время помогли люди. Когда пришлось чинить протез, Рита сказала: «В этот раз наскребу, но если он опять сломается, денег на ремонт уже не будет». Реабилитация тоже платная, но врачи идут нам на уступки, делают скидки. А как сложится наша жизнь дальше, когда закончатся все средства, мне даже страшно представить.

Читайте интервью Маргариты: «Когда муж искалечил меня, он повторял: «Какой адреналин!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code