Памяти Романа Карцева: маленький человек из Одессы

Памяти Романа Карцева: маленький человек из Одессы


«Их было трое мушкетеров — остался один Жванецкий»


вчера в 19:02, просмотров: 1786

Умер Роман Карцев.

Из чего он был сделан? Вернее, кто его сделал, из кого он состоял? Из Жванецкого. Из Райкина. Из Чаплина. Из мамы с папой. Из Одессы.

Одесса, где все до последней травинки малой настояно юмором, самоиронией. Где шутят все и над всеми. Где Черное море смягчает нравы, оттого народ получается добродушный и незлобивый. Где ты, старая добрая Одесса?..

…Чаплином он грезил всегда. Чаплин — маленький человечек, идущий по жизни вопреки. Хитрый, милый, добрый, хотя порой и жестокий, да. Потому что добро должно быть с кулаками, а как же! Чаплин давал надежду, возносил ввысь, в небеса, окрылял…

Памяти Романа Карцева: маленький человек из Одессы

Швондер. «Собачье сердце», 1988 год. Кадр из фильма

Райкин. Кумир, божество. Роман Андреевич (тогда еще Рома) начинал у него в Ленинграде. Есть кадры очень памятные: стоит Райкин, такой красивый, а рядом Карцев. (Кстати, Карцевым он тоже стал по совету Райкина, превратившись из Каца по мановению волшебной палочки.) Оба на сцене читают/работают монолог Жванецкого «Авас»: «Был у нас грузин Горидзе, а зовут его Авас…» Помните? Это было уморительно смешно и необыкновенно профессионально. Легко, мастерски. Да, вот такая тройка нападения: Райкин — Жванецкий — Карцев. Убойная тройка.

Но здесь необходимо сказать о Викторе Ильченко, партнере, лучшем друге. У них с Карцевым все было вдвоем, на пару, — и репризы, и жизнь. И опять же посмотрите, как они это делали, как проживали, как готовили это чудо, доставляя всем нам несказанное удовольствие.

Соломон. «Небеса обетованные», 1991 год. Кадр из фильма

Впрочем, всем нам — это уже перебор. Нет, только избранным, тем, кто понимал что к чему, считывал смыслы. А когда в 92-м Ильченко не стало… Для Карцева это было будто руку ему отняли — он потерял, утратил часть себя, своего «я». Он остался один, без такого партнера, и первый свой моноспектакль посвятил ему, Виктору Ильченко.

Ну а Жванецкий… Конечно, Жванецкий, а кто же еще! Жванецкий — это «Вчера были раки по 5 рублей, такие большие, а сегодня по 3, но маленькие», это «А что вас интересует? — Меня интересует, ну, поесть что-нибудь. Вот, например, ну хотя бы, допустим, колбаса. — Батон? — Два. — А хорошая?»… Жванецкий сделал Карцеву биографию, да что там биографию — жизнь!

С Виктором Ильченко: «А вас что интересует?» Фото: Архив МК

Роман Андреевич всегда говорил об этом, не тянул одеяло на себя. Но ведь такой талант! Благодарный талант, щедрый.

А знаете, каким он был футболистом? Отличным! Как болел за одесский «Черноморец»! А потому что папа его играл нападающим во второй лиге чемпионата СССР по футболу…

А ну-ка, вспомните его Швондера. Вот этот Швондер — всем Швондерам Швондер! Так сыграть типаж у Бортко в «Собачьем сердце», что типаж превратился в символ, в характеристику, в Швондера на все времена.

Три мушкетера: Роман Карцев, Михаил Жванецкий, Виктор Ильченко. Фото: Архив МК

Да, в кино у него не было главных ролей, но и Соломон в «Небесах обетованных», и Иосиф Лозовский в «Старых клячах»… Что говорить, Рязанов его очень уважал и ценил.

…Их было три мушкетера, три. Четверть века назад ушел один — Виктор Ильченко… Сегодня другой — Роман Карцев. Остался Жванецкий. Совсем один, дай Бог ему здоровья и долгих-долгих лет.

…Светлая память вам, Роман Андреевич!

Читайте материал «Валентин Гафт назвал Романа Карцева гением»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code