Погибший бортпроводник «Суперджета» уступил место в переднем салоне стюардессе

Погибший бортпроводник «Суперджета» уступил место в переднем салоне стюардессе


Максима Моисеева вспоминают его педагоги и друзья


06.05.2019 в 17:17, просмотров: 94044

22-летний бортпроводник Максим Моисеев, спасая пассажиров горящего в Шереметьево самолета Sukhoi Superjet 100, до последнего не покидал охваченный пламенем борт и погиб. Он пытался открыть заклинившую заднюю дверь лайнера… На рейсе Москва-Мурманск Максим должен был лететь в переднем салоне, но уступил свое место коллеге-бортпроводнице.

Погибший бортпроводник «Суперджета» уступил место в переднем салоне стюардессе

фото: Соцсети

Друзья и преподаватели кадетской школы-интерната с первичной летной подготовкой имени Покрышкина рассказали нам, каким им запомнился Максим.

В кадетской школе-интернате — траур. В фойе на постаменте стоит портрет Максима Моисеева с траурной лентой.

— Все в шоке. Наши выпускники становятся пилотами, летают как в гражданской, так и в военной авиации, в том числе и в Сирии. Для нас это первая страшная история, — говорит преподаватель русского языка Анна Александровна Коренева.

Друзья рассказывают, что Максима воспитывала одна мама. Парень сам, без связей в авиационных кругах, смог выдержать огромный конкурс и поступить в кадетскую школу-интернат с первоначальной летной подготовкой.

— Макс мечтал стать летчиком, школа-интернат стала для него первой ступенькой к достижению цели, — рассказывает его бывший взводный Сергей. — У нас были вступительные экзамены, в том числе и по физкультуре. Максим был крепким парнем, легко прошел все испытания. Мы с ним проучились в летной школе два года. Он был очень добрым, отзывчивым, откликался с готовностью на любую просьбу и очень ответственно подходил к любому делу.

Я помню, каким был он был окрыленным, когда первый раз прыгнул с парашютом. Он жил и дышал небом. В интернате составляли рейтинги, начисляли определенные баллы за успехи в учебе, участие в спортивных и общественных мероприятиях. Лучших допускали к летной практике. Максим был в их числе. Мы летали в инструктором на небольших самолетах «Евростар» в Московском областном авиационно-техническом спортивном клубе на аэродроме Дракино в Серпуховском районе. У Максима горели глаза, когда инструктор давал ему, как говориться, порулить.

— У Максима есть братья или сестры?

— Младшая сестренка, он всегда ее трогательно опекал.

Учителя запомнили Максима Моисеева как прилежного, бесконфликтного ученика.

— Максим всегда улыбался очень по-доброму, — говорит преподаватель Анна Коренева. — Не выпячивал себя, любил, что называется, оставаться в тени. И всегда очень деликатно решал свои проблемы.

фото: Из личного архива

-Учеба давалась Максиму легко?

— Ребята у нас учатся два года. Максиму у нас сначала было трудно. У нас особая школа-интернат, дисциплина, жизнь в казарме, очень много физической подготовки. Учился Максим средне, но очень старался. Надо было упорно заниматься, чтобы войти в рейтинг и попасть на летную практику. Он смог этого добиться.

Преподаватель английского языка Елена Демушкина:

— Максим хотел стать летчиком, стремился досконально изучить английский язык. Много занимался дополнительно. Я не помню, чтобы он пришел на урок с невыполненным заданием. По моему предмету у него были только отличные оценки. Максим был очень скромным, из тех ребят, кто мало говорит, но больше делает.

Заместитель директора по учебно-воспитательной работе Наталья Яскевич отмечает исполнительность и ответственность бывшего воспитанника.

— Максим стойко преодолевал все трудности, — говорит преподаватель. — Мама им очень гордилась. Я сегодня созванивалась с ней. Она сказала, что у Максима это был плановый полет. Он должен был находиться в переднем салоне, но уступил эту позицию девочке-бортпроводнику. Сам пошел работать в хвост самолета. Оказался в самом пекле…

Бывший взводный Максима, Сергей, вспоминает, как совсем недавно, в апреле, общался с другом.

— Он мне позвонил, поздравлял с днем рождения. Я знал, что он учится заочно в Санкт-Петербургском государственном университете гражданской авиации и уже год и три месяца работает бортпроводником. У него был не коммерческий, как у некоторых ребят, а реальный, неподдельный интерес к авиации, к небу. Ему очень нравилась летать. К тому же там хорошо платили, что было подспорьем для молодого парня. Он учился на авиационного техника. В дальнейшем хотел перевестись на летный факультет. Я уверен, что из Максима получился бы отличный пилот.

фото: Соцсети

Друзья говорят, что Максим никогда не прятался за чужие спины. Вот и в тот день на борту самолета поступил как настоящий мужчина. До последнего старался спасти пассажиров.

24 мая на стене кадетской школы появится мемориальная доска в память о Максиме Моисееве.

— В этот день будет проходить «последний звонок», в гости в школу традиционно придут выпускники разных годов, — говорит Наталья Яскевич. — Не будет теперь только Максима…

ИЗ ДОСЬЕ «МК»

КАК СПАСАЮТ ЛЮДЕЙ БОРТПРОВОДНИКИ

Известно несколько случаев, когда бортпроводники и бортпроводницы проявили удивительную отвагу при критической ситуации на борту самолета. Большинство из них связаны с захватом заложников. Но подвиг Татьяны Касаткиной, Ксении Фогель и Максима Моисеева можно сравнить с героическим поступком стюардессы Виктории Зильберштейн.

фото: Соцсети

Татьяна Касаткина.

фото: Соцсети

Ксения Фогель.

9 июля 2006 года при заходе на посадку в Иркутске разбился А-310 авиакомпании «Сибирь», летевший из Москвы. Лайнер не сумел остановиться, врезался в гараж и загорелся. Погибли 124 человека из 203. Но жертв могло бы быть больше, если бы не бортпроводники Виктория Зильберштейн и Андрей Дьяконов. Виктория сумела выбить запасной люк, а Андрей (как и спустя 13 лет Максим) до последнего выводил пассажиров. Виктория выжила, Андрей погиб.

Читайте материал «В этом ряду выжили все, кроме Альбины»: судьбы пассажиров Superjet»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code