Приграничное сотрудничество Суркова

Приграничное сотрудничество Суркова


Алексей Чеснаков: Киев придумывает слухи для самовнушения


вчера в 18:27, просмотров: 2737

В последнее время эксперты все чаще отмечают изменение специфики российско-украинских отношений. Как правило, это связывают с предстоящими в следующем году на Украине выборами президента и Верховной рады. В Москве приоритеты остаются прежними. Однако здесь тоже происходят серьезные перемены. Одной из важных новостей последних дней стало появление Управления Президента РФ по приграничному сотрудничеству, которое и будет заниматься вопросами обеспечения политики по отношению к Украине. О том, как будет строиться его работа, РИА Новости рассказал директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков.

Приграничное сотрудничество Суркова

фото: РИА Новости

24 августа 2018 года. Президент РФ Владимир Путин и помощник Президента РФ Владислав Сурков (справа) на встрече с президентом Южной Осетии Анатолием Бибиловым.

— Как всегда, в случаях даже незначительных изменений внутри Администрации Президента появляется масса версий различного рода экспертов, комментариев специалистов. А тут — появление управления с новым названием, да еще и в результате реорганизации. Некоторые издания пишут о сокращении функционала управления, потере влияния его куратора, помощника президента Владислава Суркова, и так далее. Кому выгодно распространение таких слухов?

— Слухи эти не соответствуют действительности. Если, как говорится, погуглить или пояндексить, как кому хочется, то можно легко убедиться, что источником абсолютного большинства этих слухов является украинская пропагандистская лаборатория, а первоочередными распространителями — подконтрольные киевским властям СМИ. На Украине к Суркову относятся с нескрываемым раздражением и опаской. Считают его виновником многих несчастий украинской власти. При любом поводе, связанном с ним, тут же начинают распространять сведения либо о готовящемся уходе с должности, либо об ослаблении позиций, либо о потере влияния. Это известный феномен селективного восприятия, когда при любых обстоятельствах нужно придумать аргументы для убеждения самих себя. В таком случае уже неважно, что на самом деле происходит, важно, чтобы это интерпретировалось в русле желаемого. В Киеве хотят, чтобы Сурков ушел, и поэтому пытаются найти хоть что-то для подтверждения этого. Когда не получается найти — придумывают. К сожалению, эти придумки зачем-то регулярно ретранслирует пара-тройка российских изданий. Вольно или невольно эти СМИ подыгрывают киевскому режиму в его информационной войне с Россией.

— Что же, по вашей информации, произошло на самом деле? В некоторых СМИ говорится о том, что у управления отобрано кураторство СНГ и Украины, что Сурков уходит и так далее.

— Произошла реорганизация управления президента, которое курирует Сурков. По инициативе самого Суркова. Никакой внешней силы, которая могла бы провести изменения президентской структуры, в природе не существует. Задача реорганизации — оптимизировать управление. Меняются обстоятельства работы, меняются задачи, меняются люди для их выполнения. Любая организация рано или поздно подвергается реорганизации.

Что касается кураторства СНГ… Отобрать у данного управления кураторство СНГ не могли, потому что оно никогда не курировало СНГ. Управление Президента Российской Федерации по социально-экономическому сотрудничеству с государствами — участниками Содружества Независимых Государств, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия досталось Суркову «по наследству». Почему название было таким, никому не известно. СНГ в его названии было действительно упомянуто, но управление и до и после прихода Суркова всеми странами и всеми проблемами Содружества никогда не занималось. Это ни для кого не секрет. Все знают: до прихода Суркова управление занималось отношениями с Абхазией и Южной Осетией. С приходом Суркова добавились Украина, ДНР и ЛНР. Так что изменение названия назревало давно, чтобы привести его в соответствие с функционалом.

Что касается самого Суркова, то он работает как прежде. Весной распространялась информация о том, что он может уйти. Не скрою, у меня и самого раньше были сомнения насчет продолжения его работы в Администрации Президента. Но потом стало ясно, что это не так. Более того, теперь можно говорить о выполнении им новых задач. В Управлении по приграничному сотрудничеству, которое курирует Сурков, появился новый департамент по сотрудничеству с Украиной. Вряд ли это сотрудничество сильно радует киевский режим, но оно будет продолжено в том же духе и в том же стиле. Это еще одно подтверждение того, что Украина остается в ведении Суркова.

— Другая острая тема — сокращение штатов. Распространяют информацию, что половина сотрудников покинет управление.

— При реорганизации структуры всегда какая-то часть людей уходит, какая-то приходит, а какая-то меняет функционал. Это объективные процессы.

Во-первых, управление не сокращалось. В Управлении Президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с государствами — участниками Содружества Независимых Государств, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия было 28 штатных единиц. В Управлении Президента РФ по приграничному сотрудничеству тоже 28 единиц. Как видите, ни больше ни меньше. Откуда взялась версия о сокращении управления, мне неизвестно. Все документы об этом есть в открытом доступе. Удивительно, что журналистам не хватает то ли элементарной усидчивости, то ли понимания найти документы и руководствоваться ими, а не фантазиями «источников» из украинских СМИ.

Во-вторых, при любой реорганизации, как я уже говорил, какая-то часть сотрудников действительно может покинуть структуру. И тот же самый вопрос: откуда взялась «половина»? По моей информации, управление покинут 4–5 сотрудников. Где тут «половина», совершенно непонятно.

В-третьих, меняются задачи управления. Сейчас ситуация в экономике Абхазии и Южной Осетии стабильна. Минский процесс протекает в рутинном режиме. Большой войны в Донбассе нет. Гуманитарная поддержка республикам Донбасса оказывается регулярно. Совершен переход от деятельности в экстремальных условиях к повседневной обычной работе. В таких условиях на данном направлении нужно меньше людей. Это «демобилизация в миниатюре» — чиновники, призванные в предыдущие годы на горячие участки, сейчас возвращаются к мирной жизни.

Наконец, разумеется, влияет стиль работы самого Суркова. Я с ним много лет работал и хорошо знаю: Сурков терпеть не может раздувать штаты. Широко известен так называемый закон Паркинсона о самопроизвольном росте бюрократии, о том, что целью работы любого бюрократа является увеличение числа подчиненных. Сурков этому закону никогда не подчинялся и не следовал. Его раздражает, буквально бесит избыток рабочей силы. По его мнению, это развращает и портит чиновников не меньше, чем коррупция.

Сурков всегда приводит численность аппарата в соответствие с выполняемыми задачами. Помню, когда Владислав Юрьевич пришел в Администрацию Президента в 1999 году, он получил кураторство сразу над пятью управлениями: внутренней политики, территориальным, по местному самоуправлению, по работе с полномочными представителями президента и по вопросам культуры. В скором времени все эти управления сократились до двух, а потом и до одного. Оно и обеспечивало затем весь этот функционал. Количество чиновников, занимающихся соответствующими вопросами, сократилось в несколько раз. Можно сказать, что сейчас подобное, только в других масштабах, происходит и в части управления по приграничному сотрудничеству.

— То есть сообщения о сокращении финансирования тоже неверны?

— Какое финансирование имеется в виду? Тот, кто распространяет подобные слухи, не понимает, как работает аппарат. Все зарплаты, премии и командировочные для сотрудников любого государственного учреждения зависят от штатной численности. Она, как я уже уточнял, не изменилась. Если же имеется в виду сокращение финансирования поставок гуманитарной помощи для жителей Донбасса, то это точно неправда, потому что эта помощь с каждым годом увеличивается. Об этом широко известно. Что касается использования внебюджетных фондов, оказывающих помощь Донбассу, тут то же самое — рост. О каком сокращении идет речь, не очень понятно.

— Тогда вернемся к вопросу о штатах и вакансиях. Когда заполнятся вакансии и появятся новые сотрудники? Какие уже появились? Не повлечет ли за собой этот процесс смены кадров каких-нибудь разрывов в работе в столь важное время, ведь сейчас в республиках Донбасса готовятся к выборам в органы власти, нужно обеспечивать процесс переговоров в Минске и так далее?

— О конкретных назначениях и вакансиях необходимо говорить с руководителем подразделения, а не с экспертом. По практике работы любой государственной организации, любой аппаратной структуры можно понять, что не все штатные единицы могут быть заполнены. Лучших специалистов нужно постоянно искать, переманивать, находить им интересные задачи, обеспечивать работу в команде. Это долгосрочная работа. Под этих людей нужны какие-то резервные ставки. И в прежнем управлении не все вакансии были заполнены, и сейчас наверняка это так.

Часть информации о тех, кто пришел или получил новый функционал, уже известна. Курировать отношения с республиками Донбасса будет Алексей Филатов. Он с августа занимается тематикой Донбасса, обеспечивает необходимую работу, в том числе и в связи с проведением выборов в республиках. До этого он успешно работал в управлении, отвечал за работу с Южной Осетией. Так что нет никакого разрыва, это все чушь. Уход Максима Полякова никак не отразится на работе управления. Минский процесс также находится в надежных руках. Теперь этой работой занимается Алексей Дмитриевский, профессиональный дипломат, тоже давно работает в управлении. В этом своем новом качестве в минувший четверг он уже посетил Берлин, где принимал участие в рабочих консультациях представителей государств «нормандской четверки».

Разумеется, могут прийти еще новые люди под новые цели. Уверен, у Суркова есть задачи получить новые направления работы. Под них он и будет использовать имеющиеся вакансии и будет их заполнять по мере получения новых задач от руководства.

— Кстати, о выборах в ДНР и ЛНР. Сейчас много говорят о работе по их подготовке, международных наблюдателях, деятельности политтехнологов…

— Выборы в ДНР и ЛНР проходят, потому что ни в коем случае нельзя допустить вакуума власти. Минские соглашения со стороны Донбасса необходимо выполнять. Это целый комплекс политических, экономических, гуманитарных решений, проблем в сфере безопасности. Всем этим и должны заниматься власти республик. Выборы важно провести по правилам демократических процедур. Для этого республиканские власти приглашают соответствующие группы наблюдателей. Избиркомы в Донецке и Луганске дали согласие на участие международных наблюдателей — из России, Европы и Америки. Так же было и на предыдущих выборах в республиках в 2014 году.

Что касается работы политтехнологов, они появляются везде, где проходят выборы. Работа такая. Мне известно, что в Донецке и Луганске в связи с предстоящим 11 ноября голосованием работают те же самые политтехнологи, которые работали с властями республик в 2014 году: знаменитый «Патриот» и «Чайка». Я лично их знаю. Они там работают с согласия сотрудников управления по приграничному сотрудничеству. Никаких других российских политтехнологов и консультантов там нет. А о самозванцах и говорить нечего.

— Давайте еще раз вернемся к вопросу о задачах нового управления.

— Управление президента называется «по приграничному сотрудничеству». Такое сотрудничество очевидно необходимо везде, где есть границы России. А, как известно, «границы России нигде не заканчиваются». В современном мире границы — это не только и не столько линии территориального разграничения между государствами. У всех стран есть интересы, выходящие за пределы политической географии, — экономические, культурные, гуманитарные и так далее. И у России много в каких сферах есть свои интересы. В первую очередь речь идет о ближнем зарубежье. Но не исключаю, что какая-то активность будет и в зарубежье дальнем. Гадать и предсказывать, где именно и вокруг каких границ это сотрудничество будет происходить — бессмысленно. Жизнь покажет.

— Если вернуться к украинскому направлению, что здесь сейчас является важным?

— Можно с уверенностью сказать, что Украина перешла в режим перманентной избирательной кампании: президентские выборы в марте и парламентские в октябре следующего года уже полностью определяют логику действий самых разных политических сил. Эта долгая кампания может закончиться лишь с формированием нового правительства страны — в самом конце 2019 года. Если не произойдет ничего экстраординарного. Такие сценарии также нельзя сбрасывать со счетов.

Однако это не значит, что будущая украинская власть, обновив мандат, сможет отказаться от выполнения «Минска-2». Любые попытки саботажа или торпедирования со стороны Киева соглашений «нормандской четверки» будут блокироваться.

К сожалению, в последнее время в Киеве сделали новые шаги, ухудшающие возможность переговоров по объединению в общее политическое пространство с Донбассом. Я имею в виду инициативы, связанные с дальнейшими ограничениями на использование русского языка и созданием автокефальной украинской православной церкви. Эти инициативы обессмысливают часть мер по укреплению доверия, над которыми проводится колоссальная дипломатическая и экспертная работа.

В ближайшее время в условиях доминирования в Киеве популистской риторики ожидать выполнения мер безопасности, экономических и гуманитарных пунктов Минских соглашений не приходится. Не говоря уже о политических обязательствах. В части политических мер в Киеве не только не сделали необходимые шаги по исполнению соглашений, но, скорее, наоборот — серьезно усложнили их реализацию. Поэтому именно Киев несет полную ответственность за торможение выполнения Минских соглашений.

РИА Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code