Публициста Милосердова судят за организацию переворота, которого никто не заметил

Публициста Милосердова судят за организацию переворота, которого никто не заметил


Обвинительный мятеж


вчера в 19:15, просмотров: 6664

В то время как в Казахстане готовятся к внеочередным выборам президента (состоятся 9 июня 2019 года), в Москве судят политтехнолога, выпускника журфака МГУ Петра Милосердова, за то, что он якобы пытался устроить в этой стране переворот.

Что интересно, сами казахи об этом және есту жоқ (по-казахски «и слышать не слышали»). Вряд ли знают о «попытках свержения конституционного строя» экс-президент Казахстана Нурсултан Назарбаев или кандидаты на пост нового главы. Им незнакомо даже имя Петра Милосердова, и уж точно никаких претензий к нему они не имеют.

Зато имеет наше следствие! Если Милосердова осудят, то впервые в истории России вынесут приговор человеку за переворот в другом государстве, которое само никак этого человека не преследует. Дело Милосердова будет прецедентным, и после него можно любого судить за свержение власти… да хоть в Зимбабве. И пусть потом президент Зимбабве кричит на весь свет, что на его кресло никто не покушался.

История необычного уголовного преследования — в материале «МК».

Публициста Милосердова судят за организацию переворота, которого никто не заметил

— Представьте себе, что мы с вами собрались в кафе и обсуждаем, как свергнуть Трампа, — на пальцах объясняет ситуацию один из разработчиков уголовного права России, автор современного УПК Борис Надеждин. — Это, безусловно, нехорошо. Но это абсолютно точно не является преступлением по УК РФ. Если вы откроете эту книжицу, то прочитаете: Уголовный кодекс защищает конституционный строй Российской Федерации. На защите Конституционного строя Казахстана он, как говорится, ни разу не стоял и не стоит.

Милосердов был арестован в январе прошлого года и с тех пор сменил уже три СИЗО. Инкриминируют ему модную по нынешним временам статью 282.1 УК РФ «Организация экстремистского сообщества». По данным следствия, своей целью оно ставило изменение конституционного строя Казахстана.

В Казахстане обвиняемый действительно был. Но давно, в 2012 году. Началось все с того, что политтехнолог и пиарщик Милосердов получил электронное письмо от знакомого Александра Белова-Поткина (оно сохранилось и даже демонстрировалось на суде как доказательство), который руководил ныне запрещенным Движением против нелегальной миграции. Белов приглашал Милосердова в Казахстан провести социологическое исследование о политической ситуации в республике (такое делают обычно перед выборами, чтобы выяснить общественное настроение).

Петр Милосердов. Фото: memohrc.org

Работа оплачиваемая, стоимость — 1 тысяча долларов. Петр Милосердов человек небогатый, к тому же такие исследования — его конек, а тема выборов родная (сам был депутатом Войковского района, а уже потом баллотировался даже в депутаты Мосгордумы). В общем, согласился. Исследование он проводил методом экспертного интервью, была опрошена фокус-группа (все это есть в материалах дела). Составленный по результатам отчет Милосердов на флешке передал Белову и получил свою честно заработанную тысячу. Всё. И о Казахстане, и об этом исследовании Милосердов даже думать забыл.

— В 2015 году в квартиру ворвались чекисты с обыском, Петра увезли на допрос, — рассказывает жена Милосердова. — Как потом оказалось, от него хотели изобличающих показаний на Белова-Поткина, но он наотрез отказался.

Надо сказать, что Белова-Поткина в Казахстане сильные мира знают и не сильно любят. Ему приписывают связь с оппозиционерами. Генеральная прокуратура Казахстана обращалась к России с просьбой Белова наказать, возбудив уголовное дело за разжигание национальной розни. Наши, как говорится, рады удружить. Дело возбудили, но по 174-й статье УК, а это преступление небольшой тяжести, за него в СИЗО не сажают, да и срок давности всего два года, он истекал.

Тогда решили переквалифицировать деяния на 282.1, якобы Белов создал целое «экстремистское сообщество» с целью «свержения конституционного строя Казахстана». Поскольку Милосердов не хотел дать показаний на Белова, то его сделали сообщником. И… отстали. Больше с 2015 года следователи не вызывали Милосердова на допросы, не присылали повесток и вообще им не интересовались. Семья выдохнула — пронесло. Милосердов успел за пару лет провести избирательные кампании паре депутатов, включая одного госдумовского, а Поткин — получить срок и отсидеть. И тут как гром среди ясного неба: в январе 2018-го Милосердова хватают на улице, надевают наручники… В тюрьмах он провел уже 16 месяцев, хотя по закону за такие преступления предельный срок содержания под стражей — полгода. Сейчас дело рассматривает Нагатинский суд, на днях будет вынесен приговор.

Только вдумайтесь: у нас ТУТ судят за «свержение конституционной власти» ТАМ.

— Не вижу никаких шансов, как приговор (если он будет) вступил бы в законную силу, — возмущается Надеждин. — Потому что, повторюсь, его судят за то деяние, которое не является преступлением по Уголовному кодексу РФ. Я все понимаю: ФСБ вела дело, она могла надавить, но ведь есть же закон. Если бы Казахстан считал его преступником, то тут могли бы быть варианты. Но этого ведь нет.

Передо мной два официальных ответа из Генеральной прокуратуры Казахстана, которые пришли адвокату. Их суть вкратце такова: не знаем, не видели, не привлекали мы вашего Милосердова, отстаньте от нас уже. Еще одно, новое, пришло по электронной почте, и там такие слова: «Просим вас прислать нам копию обвинения, чтобы мы полюбопытствовали». То есть казахам даже интересно стало — о каком перевороте речь вообще?

Правозащитная организация «Мемориал», признавшая Милосердова политзаключенным, считает, что это не что иное, как «искусственная криминализация» рядовой работы социолога. Может, скоро и в России социологов начнут привлекать за соцопросы? Там ведь такие опасные вопросы задают — про отношение к власти, к правительству…

В законе прямо написано: привлечение к уголовной ответственности за преступление, совершенное на территории Казахстана, возможно, если Казахстан обратится к России с запросом, где опишет, в чем именно подозревается человек, и приведет доводы в пользу обвинения. А наша Генпрокуратура проверит, является ли это преступлением по российскому законодательству.

Защита Милосердова даже просила вызвать Нурсултана Назарбаева в суд! Но вот незадача: письмо в начале марта ушло в Астану, а вот пришло оно уже в город Нурсултан. Да, по иронии судьбы именно в это время Назарбаев ушел с занимаемого поста, освободив его для своего преемника Касым-Жомарта Токаева.

Одно можно сказать точно: строй Казахстана не пострадал ни от каких соцопросов. Политологи-международники говорят, что уход Назарбаева и транзит власти Токаеву — признак того, что лидер Казахстана абсолютно уверен в стабильности политической ситуации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code