Путин объявил новую доктрину внешней политики России

Путин объявил новую доктрину внешней политики России


Стратегическое терпение


вчера в 19:00, просмотров: 8056

Россия никого не напрягает, никому не создает проблем и ничего не боится. Россия просто спокойно «ждет у моря погоды» — выгодного для нее изменения конъюнктуры мировой политики: ежегодное заседание дискуссионного клуба «Валдай» всегда становится ареной для громких программных заявлений Владимира Путина. Валдай-2018 не стал исключением из этого правила, хотя начиналось все, надо признать, достаточно лениво и вяло.

Но чем дольше длилось заседание с участием главы РФ, тем сильнее становилось мое инстинктивное ощущение: подчеркнутая неторопливость ВВП была не то что даже его домашней заготовкой, а формой выражения новой внешнеполитической доктрины России.

Путин объявил новую доктрину внешней политики России

фото: kremlin.ru

Одним из основных стратегических политических ресурсов, который позволяет сейчас России противостоять нарастающему давлению со стороны США, является партнерство нашей страны с Китаем – политическое, экономическое, идеологическое, а теперь еще и риторическое. С самого начала заседания валдайского форума Владимир Путин старался послать аудитории сигнал о том, что в России появилась новая внешнеполитическая концепция.

ВВП заявил, что Россия «никого не напрягает», несомненно, вызвав тем самым огромное количество ухмылок по всему миру. Путин провозгласил, что российский народ никого не боится потому, что у него есть готовность отдать жизнь за отечество, вызвав по крайней мере у меня лично надежду на то, что в обозримом будущем такая готовность отечеству не пригодится. Но только после выступления китайского участника форума новая внешнеполитическая доктрина России обрела четкую, изящную и понятную внешнюю форму, а также абсолютную законченность.

Формулируя свой вопрос на тему совместного противостояния США, традиционный участник Валдайского форума из Поднебесной использовал поэтический образ: «Лес хочет покоя, да ветер мешает». Путин сразу ухватился за эту метафору и переиначил ее так: «Погода переменится и ветер успокоится». Обычно дискуссии о погоде в вежливом обществе – этот способ избежать обсуждения более серьезных, важных и болезненных тем. Но на этот раз все было ровным счетом наоборот.

«Погода переменится и ветер успокоится» — делая такое заявление, Путин показывает, что, с его точки зрения, все нынешние внешнеполитические проблемы России носят временный и преходящий характер. ВВП дает понять: «русский медведь» не намерен суетиться. Вместо этого «русский медведь» собирается вытерпеть все булавочные уколы со стороны оппонентов и выйти из леса, когда им надоест это бесполезное и бессмысленнное занятие.

К этому тезису сводились все заявления президента о войне в Сирии, которую Путин явно считает успешной для России, и об отношениях с США — «надо дождаться урегулирования их внешнеполитического кризиса».

Но самое сильное впечатление на меня произвела жесткая путинская тирада о вечном территориальном споре между Москвой и Токио. До самого недавнего времени полное отсутствие прогресса в разрешении конфликта России и Японии маскировалось успокоительными заявлениями вроде «мы работаем над разрешением проблем» и издевательским по сути, но безупречно вежливым по форме предложением Путина заключить мирный договор уже до конца этого года без всяких предварительных условий. Но на сочинском Валдае ВВП отбросил в сторону дипломатические условности и ответил на подчеркнуто безобидный вопрос японского участника в очень жесткой форме: «Мы, со своей стороны, создаем необходимые условия. А Япония взяла и ввела против нас санкции. Это шаг к повышению доверия, вы считаете? Ну где там Сирия, где Крым и где Япония»?

На фоне других внешнеполитических проблем РФ наш давний спор с Японией и введенные Токио против нас сравнительно беззубые и символические санкции носят абсолютно переферийный характер? Спорить с этим тезисом невозможно. Но говоря вроде бы только про Японию, Путин на самом деле посылал более масштабный политический мессидж: мол, вы ожидали, господа хорошие, что я превращусь в загнанного зверя, из которого можно легко будет выбить уступки? Не дождались и не дождетесь! Нынешняя ситуация является для меня и для России неприятной, но в то же время вполне комфортной. И вы не в силах этого изменить.

Прекрасный тезис и прекрасная позиция для президента РФ – при условии, что она основана на политической реальности, а не только на нашем желаемом образе России. На сочинском Валдае-2018 Путин озвучил не особо энергичную – стратегическое терпение и стратегическое ожидание особых новых затрат энергии не требует – но при этом по сути очень амбициозную- внешнеполитическую программу России. Дело теперь совсем за «малым» — за выполнением заявленного.

Читайте материал «Путин: после ядерного удара «мы попадем в рай», агрессоры сдохнут»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code