Расстрел в кафе на Рочдельской: дело развалили специально

Расстрел в кафе на Рочдельской: дело развалили специально


О том, как это было, дали показания следователи СКР


Вчера в 17:42, просмотров: 2747

В понедельник в Мосгорсуде по делу экс-руководителя управления собственной безопасности СК РФ Михаила Максименко, обвиняемого в получении взятки в 500 тысяч долларов от людей криминального авторитета Шакро Молодого, показания давали сразу три следователя СКР (один из них, правда, недавно вышел на пенсию). Сторону гособвинения интересовали причины передачи уголовного дела о схватке за кафе на Рочдельской под контроль замруководителя СК по Москве, генерала Дениса Никандрова. Правда, ответы свидетелей ясности так и не внесли.

Расстрел в кафе на Рочдельской: дело развалили специально

фото: pixabay.com

Первым на трибуну вышел заместитель начальник столичного управления СКР 44-Сергей Синяговский. В суд он пришел в деловом костюме черного цвета, без галстука. Свидетель рассказал, что курировал громкое дело после того, как его в декабре 2015 года из-за резонанса передали из следственного управления по ЦАО.

— Однако в феврале 2016 года по распоряжению руководствах дело передали в другое поздразделение, которое курировал Денис Никандров, — говорил Синяговский.

По каким именно причинам это произошло, свидетель объяснить толком не смог.

— Я не знаю, но, возможно, после поступления оперативных материалов из ФСБ. Решили, наверное, отдать более молодым и амбициозным следователям, — предположил он.

Синяговский также не отрицал, что знаком с бизнесменом Дмитрием Смычковским. (Напомним, Смычковский был частым гостем в кабинете главы столичного СК Александра Дрыманова. По версии следствия, Смычковский выступил посредником при передаче взятки сотрудникам собственной безопасности СКР. А потом уехал за границу).

— Познакомились со Смычковским в Краснодаре, я тоже оттуда родом, особо не дружили, — пояснил Синяговский.

По его словам, он видел в здании ГСУ Смычковского, но о конфликте на Рочдельской с ним не говорил.

Защита Максименко спросила у свидетеля, кто давал команду об избрании домашнего ареста адвокату Эдуарду Буданцеву, который, по версии следствия, убил двух человек и ранил трех, тогда как других, менее активных участников разборки, заключили под стражу (Койчукова и Романова).

— Мне поступила команда от руководителя избрать меру пресечения именно такую, — заявил Синяговский.

Его попросили быть более конкретным.

— У меня один руководитель Дрыманов Александр Александрович, — добавил он.

Между тем Синяговский пожаловался на застой в карьере.

— Я на должности с 2011 года, с тех пор никакого повышения. Не было поощрений, но и не было дисциплинарных взысканий, — посетовал следователь.

Вторым дал показания бывший следователь по особо важным делам 58-летний Андрей Супруненко. Он в прошлом году вышел на пенсию. Теперь трудится в коммерческой структуре, специализирующейся на частных перевозках. Известен тем, что расследовал дело битцевского маньяка Пичушкина и теракт в театральном центре на Дубровке.

— Я не знаком с Максименко, — с порога заявил свидетель. — Дело о перестрелке на Рочдельской я расследовал до февраля 2016 года, потом его изъяли из моего производства, — говорил он.

На вопрос гособвинителя Бориса Локтионова, по какой причине оно было передано другому следователю, свидетель тоже затруднился ответить.

— Не могу сказать, скорее всего, с целью равномерного распределения нагрузки, — пояснил Супруненко.

Хотя и отметил, что в то время не жаловался на большую нагрузку.

— У меня тогда было всего одно или два дела.

Экс-следователь рассказал, что руководил следственной группой, состоящей из 6-7 человек. Расследование шло планомерно. «Из того, что я планировал, успели сделать четвертую часть», — с сожалением в голосе сказал Супруненко.

А потом дело передали в другой отдел, специализирующейся на должностных преступлениях.

— Дело отдали следователю Кливцову, несмотря на то, что он был очень загружен. У него было еще два дела, одно из которых он должен был передать в суд. Затем — следователю Игорю Федутинову, — вспоминал свидетель.

Адвокат подсудимого Александр Вершинин попросил свидетеля объяснить, почему он ходатайствовал перед судом об избрании адвокату Эдуарду Буданцеву меры пресечения в виде домашнего ареста?

— Читайте УПК, — лишь ответил Супруненко.

Его коллега, старший следователь Симоновского межрайонного следственного отдела СКР Сергей Дубровщик, который входил в следственную группу Супруненко, заявил, что не понимает, как у опытного следователя могли забрать дело и передать молодым, которые ранее не расследовали дела об убийствах.

— Супруненко — один из самых опытных следователей. Самый квалифицированный. В этом деле только он мог разобраться, — утверждал свидетель.

Он уверен, что не было оснований дробить большое дело о перестрелке на Рочдельской, от этого оно только «гибло». Вести дело должен быть один следователь, а не несколько».

Процесс отложили до 14 февраля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code