Россиян приучают к "правильному стукачеству"

Россиян приучают к "правильному стукачеству"


Власти представляют его проявлением здорового гражданского общества


вчера в 20:35, просмотров: 4293

Не так давно на сайте минсвязи Дагестана появилось объявление об акции: доноси (на сайте, конечно, говорится «сообщай») о пропаганде терроризма и экстремизма с наибольшей активностью — и получишь «Айфон». Если твоя активность займет второе или третье место в рейтинге сообщений — получишь смартфон.

Россиян приучают к

фото: Алексей Меринов

Тут же размещен ролик, где в качестве площадки для поиска терроризма и экстремизма представлен Фейсбук. Видимо, он кажется самым характерным местом, где обитают террористы и экстремисты.

Акция дагестанского министерства вызвала некоторое волнение в массах: людям, в том числе фейсбучным завсегдатаям, не понравилось, что доносы предлагается поощрять ценными призами. Не единичные сообщения, заметим (что в идеальном случае могло бы пройти по разряду «помощь в раскрытии готовящегося преступления»), а идущие потоком. Больше, больше, больше доносов! Если уж уместно говорить о качестве доноса (сообщения) — очевидно, что постановка на поток их качества никак не улучшает.

Между тем этот новый интересный взлет административной мысли уже не новый. И речь не о пресловутых «сталинских временах», когда «акция» выглядела иначе: настучи на соседа по коммуналке — и получи его жилплощадь. А вот, например, еще один, уже столичный сайт. Там, конечно, труба пониже и дым пожиже: сообщай о неправильно припарковавшихся автомобилистах — получишь баллы. Чем больше сообщений — тем больше баллов. Как авторитетно заверяет сайт, почти триста тысяч человек «уже с нами». Триста тысяч помощников!

В отличие от дагестанского креатива эта «акция» не кажется людям чем-то неприличным. А и правда: «уроды», паркующиеся на газонах и тротуарах, ведь достали же? Достали. Они же (в отличие от субъективно толкуемого «экстремизма») реально нарушают закон? Реально нарушают. Так в чем проблема?

Проблем как минимум две. Во-первых, не так мало случаев, когда человек, паркующий машину, находится в противоречивых условиях. Например: разрешающая разметка нанесена, установлен работающий паркомат и где-нибудь поблизости прячется знак, запрещающий парковку. Или не прячется. По логике вещей закон должен являть себя однозначно, а противоречивую ситуацию человек вправе толковать в свою пользу. На самом же деле человек будет оштрафован — возможно, что при участии помощника, набирающего баллы. Но что еще хуже: никто из тех, кто создал неоднозначную ситуацию, оштрафован не будет. На этом помощник баллы не наберет. «Эта нога — у кого надо нога».

Вторая же проблема — точно такая, как в дагестанском креативе и как в сталинские времена. Если человек сообщает о чем-то противозаконном и, с его точки зрения, опасном, он должен быть доволен тем, что уменьшает количество опасности. Это одно само по себе должно быть достаточной наградой. Любые дополнительные стимулы, даже такие невинные, как «баллы на карточку», — это уже не про опасность. Недостаточность морального удовлетворения — это уже не про мораль. А главное, именно здесь заканчивается хоть сколько-то критическое, вдумчивое отношение к «сообщениям» — и начинается конвейер.

Но есть еще одно, чуть менее очевидное обстоятельство. В одном из обсуждений нормальности действий подобных доброхотов нашлось вот такое — весьма одобряемое читателями — высказывание: «Это только у выходцев из СССР что-то осталось от тюремных понятий, что якобы «стучать» — это плохо, негативный посыл в словах «стукач», «стукачок» и т.д. В нормальных же гражданских обществах сообщение о происходящем правонарушении, даже незначительном, на уровне административного, это и есть проявление гражданского здорового общества, когда люди хотят вокруг себя формировать здоровую среду без уродов, решивших, что если полиция не видит, то им можно забить болт на закон (не важно, какой тяжести)».

Иными словами, доносительство — и не важно, какой тяжести, — представлено «проявлением здорового гражданского общества» и признаком цивилизованных стран. Что, в общем-то, в значительной мере — правда. Вспоминается, как мой товарищ из США (выходец из СССР) отшлепал своего девятилетнего сына за систематическое вранье. Сын забил на домашние задания, но зато очень хорошо запомнил, что в школе им рассказывали: в таких случаях надо обращаться в полицию. Мой товарищ был на волоске от очень серьезных неприятностей. И формально, по закону, он их заслуживал.

Так вот мы сейчас стоим на этой же самой дороге.

Тут нельзя не сказать о так называемом смягчении 282-й статьи: за первое нарушение («Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства») следует административная ответственность и только за второе — уголовная. Самое хорошее следствие этого смягчения: некоторое количество граждан, на кого заведено уголовное дело по ст. 282 ч. 1, будут выведены из-под удара. Это хорошо.

А вот самое плохое: уже сейчас заметно, что сочувствие к тем, кого задевает крылом своим всеподметающая 282-я, тает как снег весной. Потому что — «ведь их же предупреждали». Они же — «не послушались». А значит, они — «сами виноваты».

Между тем очевидно, что если наказание за первое «нарушение» — пусть даже вегетарианское административное наказание — было несправедливым, то оно отнюдь не станет справедливее от повторения. И когда люди, приветствующие «частичную декриминализацию» 282-й, говорят, что таким образом «отсеются случайные», понимают ли они, что тем самым перестают сомневаться в справедливости, в допустимости наказания, переносят центр тяжести с наказания на тех, кто ему подвергается? Идея этого клина, вбитого в наше и без того хилое гражданское общество, настолько блестящая, что в случайность ее зарождения поверить трудно.

Тем более что все вышеизложенное гармонично сочетается с другими грядущими инициативами. Как, например, предложение Центра стратегических разработок (возглавляется Алексеем Кудриным) привести нас к такой «правовой конструкции», когда участники ТСЖ должны будут сообща нести ответственность за неплатежи кого-либо из собственников, а взамен получат право потягаться в суде за жилье неплательщика. Зрелище, как обозленные собственники съедают слабейшего, будет, вероятно, очень поучительным. Если мы к тому времени еще будем способны это оценить.

Почему слабейшего? Ну, так уж оно обычно бывает: пребывая в спущенных сверху рамках, удается дотянуться только до слабейшего. Мать-одиночка из Саратовской области, посмевшая совместить пособие по безработице с подработкой в кафе, тоже стала жертвой «сообщения». Просто так уж она устроена эта система. Для того чтобы дотянуться до людей защищенных, «сообщений» никогда не хватает.

А потому, как говорится в хорошем американском фильме, посвященном «охоте на ведьм», доброй ночи и удачи. Может быть, еще не поздно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code