Самый хреновый комсорг: президент и Юрий Лоза вспомнили комсомольскую юность

Самый хреновый комсорг: президент и Юрий Лоза вспомнили комсомольскую юность


Тайны ВЛКСМ раскрыли люди, которых знают все


Вчера в 17:35, просмотров: 5035

В воскресенье исполняется 99 лет комсомолу. Многие современные подростки даже и не знают, что была такая организация, в которую принимали всех четырнадцатилетних и опекали до наступления взрослой жизни. А вот представители среднего и старшего поколений часто жалеют, что у их детей и внуков нет своего «комсомола». «МК» попросил поделиться воспоминаниями и размышлениями о ВЛКСМ людей, которые ему благодарны.

Самый хреновый комсорг: президент и Юрий Лоза вспомнили комсомольскую юность

Советский плакат.

Виктор МИШИН, первый секретарь ЦК ВЛКСМ с 1992 по 1996 год: «Комсомол присуждал премии молодым ученым и людям искусства. Это было очень престижной наградой, моральным стимулом и материальной поддержкой. В честь 99-летия организации ветераны соберутся в Колонном зале Дома союзов на концерт лауреатов этой премии — людей, которым комсомол помог состояться в жизни. ВЛКСМ для каждого из нас значил почти столько же, сколько родители. Что бы сегодня ни говорили, будто комсомол был обузой для молодых людей, — это неправда. Конечно, существовало и занудство. Но комсомол не давал молодому человеку пропасть, потеряться. Если старшеклассник перестал ходить в школу — комсомол выяснял, что с ним случилось. Сейчас этого не делает никто. Через комсомольские собрания можно было докричаться до старших со своими идеями и претензиями. Студентам эта организация давала себя проявить и пережить романтические приключения. В отличие от достаточно консервативной партии комсомол принимал свои решения со свойственной молодости стремительностью. Я помню, как сразу после ХVII съезда ВЛКСМ, тем же вечером, прямо из зала люди пошли на вокзал и первым отрядом поехали на БАМ. Большей солидарности, чем у комсомольцев, нет и не может быть. Даже у чекистов нет такой солидарности. Потому что в комсомоле отношения завязывались на эмоциях и симпатии. Понравились люди друг другу — стали работать вместе. Потом, уже во взрослой жизни, придется работать с кем надо, а не с кем нравится. Но комсомольская дружба пройдет нитью через всю жизнь. И сейчас мы, ветераны комсомола, собираемся по годовщинам не для того, чтобы размазать соленые слезы по дряблым щекам и вспомнить, какими мы были озорными и красивыми. Мы встречаемся, чтобы вернуть внимание государства и общества к проблемам современной молодежи».

Аскар АКАЕВ, лауреат премии Ленинского комсомола, первый президент Киргизии: «Я был комсомольцем, но больше всего интересовался наукой, поэтому общественной работой не увлекался. Спасибо моим комсоргам, которые это понимали и не обременяли меня комсомольскими поручениями. Поэтому с организационной точки зрения меня с комсомолом связывает только премия, которую мне дали за научную работу. Но я понимал, что эта организация нужна, а в особенности стал понимать, что мы потеряли, когда комсомола не стало. Сейчас мы ищем кадровый резерв, хороших организаторов, проводим обучающие семинары для управленцев. А комсомол необходимые качества воспитывал в своих активистах планомерно, поэтапно и без всякого надрыва. Как будто само собой это получалось. Сейчас людей на руководящие должности находят случайным образом, а тогда — уже по комсомольской работе было видно, кто к какой деятельности более расположен и на что годен. Эта была школа кадровой смены. Деятельная молодежь находила себе применение, а не тратила энергию впустую или на что-то негативное. К сожалению, когда я стал президентом, то не мог спасти комсомол. Не потому, что кто-то был против (претензии существовали только к названию). Не потому, что я не хотел помочь комсомолу. Просто было совсем не до него. Тяжелое время, проблем было много, не знали, чем кормить людей. Об этом надо было думать, о другом — некогда. Очень жаль. Из комсомола, из комсоргов вышли многие выдающиеся люди».

Юрий ЛОЗА, поэт и музыкант: «Я в университете был комсоргом группы. Я прогулял первое комсомольское собрание, и пока меня не было — меня и выбрали. Потому что я единственный не смог дать самоотвод. Кто не отвертелся — на того и повесили. Я был самым хреновым комсоргом группы из всех, которых можно представить. Ничего не делал, но мне в принципе понравилось. Я сначала хотел сопротивляться, а потом подумал: зачем? Лучше во всем искать хорошее. И придумал хитрый способ существования: запирал шваброй дверь, когда группа собиралась на собрание, и говорил: «Ребята, либо сидим здесь полтора часа, а я придумаю, чем вас занять, либо сдаем по 10 копеек». Я придумывал, на что: на помощь Вьетнаму, на сохранение популяции котиков… А так как в группе было 24 человека, то получалось два сорок. При том, что кружка пива стоила 22 копейки. Комсомольцы охотно платили дань за то, чтобы их не мучили, а я отрабатывал ее тем, что сдавал липовые отчеты о проделанной работе. Если бы все это происходило на несколько лет позже — можно было бы использовать статус комсорга для организации концертов и танцев. Но когда комсомол начал меняться, а я стал музыкантом, — наши пути с этой организацией уже разошлись. Я закончил с университетом и уехал из Алма-Аты в Москву. Расстался с комсомолом и не остался вечно молодым».

Константин ЗАТУЛИН, депутат Госдумы, директор Института стран СНГ: «После окончания аспирантуры (в 1985 г. — М.З.) я связал себя с комсомолом работой в ЦК ВЛКСМ, где пытался, как и многие другие, упредить надвигающийся кризис, предложить свои решения. Я сосредоточивался на вопросах комсомольской экономики, центров научно-технического творчества молодежи, создал ассоциацию молодых руководителей предприятий СССР. Мы тогда надеялись на то, что нам удастся вырастить государственно мыслящих предпринимателей, но, к большому сожалению, после 1991 года комсомола не стало, а пришедшие к власти Гайдар с Чубайсом бросили начинающим бизнесменам клич: «Обогащайтесь», и они пустились во все тяжкие. Это породило проблему «дикого капитализма» девяностых годов. Если бы комсомол продержался — многое могло быть иначе. Заслуга комсомола в том, что он учил не только управлять людьми, поднимать их на какую-то работу, но и понимать, какая это ответственность. Это была школа цивилизованного, морального менеджмента. Комсомол шел впереди партии. Ее чиновники еще не понимали, что такое акционерное общество, а комсомол уже создал АО по производству игрушек. Партия разрушала экономику своими метаниями, а комсомол последовательно открывал молодежные кооперативы, досуговые центры, нащупывал тот путь, по которому потом двинулся Китай: модернизировать, не разрушая. Другая важная черта комсомола — он расширял возможности общения. Я не знаю, общаются ли сейчас между собой студенты разных факультетов МГУ, а наличие общей комсомольской организации давало возможность физикам знакомиться с лириками, историкам — понимать логику математиков».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code