Сергей Крикалев рассказал о судьбе МКС после аварии «Союза»

Сергей Крикалев рассказал о судьбе МКС после аварии «Союза»


Исполнительный директор «Роскосмоса: « При необходимости все могут доставить и американские «грузовики»


сегодня в 19:52, просмотров: 2278

Исполнительный директор «Роскосмоса» Сергей Крикалев рассказал нам о будущем МКС после аварии «Союза». По словам Крикалева, российский «Прогресс» может немного задержаться до выяснения причин аварии, однако запас топлива на станции рассчитан на несколько лет, также можно рассчитывать на помощь американских «грузовиков».

Сергей Крикалев рассказал о судьбе МКС после аварии «Союза»

фото: AP

Спускаемая капсула корабля «Союз МС-10».

Итак, как сообщил в четверг исполнительный директор госкорпорации «Роскосмос» по пилотируемым космическим программам Сергей Крикалев, окончательной версии аварии космического корабля «Союз» пока нет.

«Понятна непосредственная причина — она связана с тем, что произошло столкновение одного из боковых элементов, который является частью первой ступени. При разделении фактически первой и второй ступеней произошло соприкосновение», — сказал Сергей Константинович.

Как пояснил нам источник в отрасли, во время отстрела четырех блоков первой ступени произошло соударение двух из них, что изменило траекторию их отхода и привело к удару по второй ступени. Это понятно, как и то, что произойти это могло только из-за отказа пироболта на одном из отстреливаемых блоков. Не очень понятно специалистам то, как вообще он мог отказать. Ведь они обладают высочайшей надежностью и всегда должны иметь резервирование.

Оставим этот вопрос до 20 октября — к этому сроку госкомиссия Роскосмоса обещала дать исчерпывающий ответ по поводу аварии.

Сейчас следующим по расписанию Международной космической станции значится старт грузового корабля «Прогресс МС-10». Он должен был быть отправлен 31 октября. Но тот факт, что носителем для него определен «Союз-ФГ», меняет дело.

Как пояснил «МК» Сергей Крикалев, решение о допуске к старту очередного «Прогресса МС-10» пока не принято, не исключено, что он немного задержится до выяснения всех причин аварии.

— Сначала отправим «Прогресс», потом пилотируемый корабль «Союз МС», — сказал Крикалев.

— Что, если «Прогресс» задержится? Это не приведет к нехватке на МКС продовольствия, воды и необходимого оборудования?

— Все необходимое там есть, в крайнем случае нам помогут его доставить американские «грузовики» (Cygnus и Dragon. — Авт.). В таких ситуациях у нас действует принцип взаимовыручки. То есть необходимый запас продуктов, воды, газа они нам доставят.

— Есть ли что-нибудь, что привезти можно только на «Прогрессе»?

— Есть. Это топливо для станции. Поскольку все ее двигатели расположены на нашем сегменте.

— Когда могут иссякнуть запасы топлива?

— Хочу вас порадовать — топлива на станции хватит надолго. Мы доставляем его с каждым грузовым кораблем, поэтому запас там есть.

— Нам известно, что запуск следующего экипажа планировался на декабрь. Будет ли в программе его работы выход в открытый космос с целью расследования причин, приведших к образованию отверстия в обшивке корабля «Союз МС-09»?

— Сейчас мы ничего не исключаем. Это вообще нормально: если какую-то работу не выполнил один экипаж, ее выполняет другой.

— Когда могут отправиться в полет Алексей Овчинин с Николасом Хейгом?

— Они немного должны отдохнуть. Торможение, конечно, было энергичным, но к каким-то серьезным последствиям для здоровья не привело. Возможно, будем стараться их отправить на МКС с весны 2019 года.

■ ■ ■

Владимир Титов и Геннадий Стрекалов, 1983 г. Фото: spacefacts.de

Алексей Овчинин сейчас отдыхает, поэтому звонить ему и спрашивать о состоянии мы не стали. О том, что чувствуют космонавты, испытавшие на себе систему аварийного спасения, мы узнали со слов космонавта Владимира Титова. Капсула, в которой находились он и Геннадий Стрекалов, была отстрелена прямо на стартовом столе в 1983 году. Рассказывает Владимир Георгиевич: «Где-то секунд за 40 до старта мы с Геной Стрекаловым ощутили две необычные вещи. Это были две волны вибрации корабля и ракеты. Они усиливались от малого до большого. В первый раз все стихло за 5–6 секунд. Так как мы садились в ракету при сильном ветре, подумали, что это он — причина колебаний. Потом примерно через 10–15 секунд пришла вторая волна. И сработала САС. Пороховые двигатели ухода (или отстрела корабля от ракеты-носителя) тягой 100 тонн сработали мгновенно. Мы почувствовали, что запустился механизм, жесткий, гулкий, но от которого зависела наша жизнь. Система «выстрелила» нашу капсулу на 1200–1500 метров вверх, а после включилась циклограмма запуска парашюта. С момента начала работы САС весь процесс занял 5 минут 13 секунд. Все это время я вел переговоры с ЦУПом: сообщал о давлении в корабле, самочувствии членов экипажа. Мой коллега Геннадий Стрекалов говорил мне после: «Как ты мог что-то говорить в тот момент? Я бы не смог, у меня язык провалился».

Сели мы в 4,5 км от стартового комплекса. Перегрузка при включении двигателей увода, как мне потом сказали конструкторы, была на уровне 17g. Такого мы не испытывали ни на каких предварительных тренировках, но благодаря тому, что все происходило считаные секунды, организмы перенесли это без последствий.

После мы со Стрекаловым специально приехали на предприятие «Искра», где разработали систему спасения, чтобы лично поблагодарить ее создателей».

Корабль «Союз МС-11» уже готов к старту, все ждут только разрешения

госкомиссии. Главное — успеть до января, когда истекает срок эксплуатации корабля «Союз МС-09», на котором должны покинуть станцию находящиеся там сегодня трое космонавтов. Если не прилетят сменщики, они перед отлетом вынуждены будут законсервировать МКС.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code