Осторожно, дворы закрываются

Вчера в 18:55, просмот" />

Дек 02

Шлагбаумы рядом с жилыми домами становятся причиной "гражданской войны" соседей

Автор: admin | Категория: НОВОСТИ | Опубликовано: 02-12-2017


Осторожно, дворы закрываются


Вчера в 18:55, просмотров: 4319

Еще каких-то пять лет назад в большинство московских дворов можно было въехать на машине. Например в гости. Или в ближайший магазин, у которого нет парковки. Сейчас сделать это все труднее: один за другим дворы отгораживаются шлагбаумами. Хотят как лучше: чтобы во дворе не парковалось «население» соседних бизнес-центров, чтобы местным жителям всегда хватало мест, чтобы по двору могли безопасно гулять мамы, дети и старики. А получается — как всегда: скандалы, конфликты, недовольство, вплоть до драк и вандализма. И парковочных мест опять-таки никому не хватает!

Шлагбаумы рядом с жилыми домами становятся причиной

фото: Геннадий Черкасов

Обычно шлагбаумания начинается так: по дому проходят активисты инициативной группы, которые собирают подписи и агитируют: снаружи — враги, которые мечтают захватить наш двор! Не дадим себя в обиду, закроемся, чтобы никто не прошел! Всего 5000 (приблизительно) рублей единоразово!

— Приходили не раз и не два, — рассказывает жительница улицы Куусинена Людмила Бубенцова. — Настаивали, пытались собрать общее собрание. Аргументы железные: действительно в наш двор ежедневно приезжает множество машин офицеров ближайшей военной части. Вечером, правда, уезжают, но дворы при этом забиты под завязку.

Жители этого конкретного дома учли, что закрыть шлагбаумом можно лишь небольшую площадку на 15 парковочных мест, и проектом не соблазнились. Но в других местах подобные кампании проходят на ура: если двор достаточно замкнут и при этом парковочных мест в нем несколько десятков — многим водителям, живущим в доме, кажется, что игра стоит свеч. 

Для пешеходов

— Говорить можно много и нецензурно! — настроение Елизаветы Лихачевой, жительницы дома 2 по Волгоградскому проспекту, не опишешь иначе, чем «ярость». — Если до установки шлагбаумов у нас был большой «сталинский» двор со сквозным проездом, то теперь в нем стоит три шлагбаума, для каждого дома свой, и сквозного проезда больше нет! Выехать из двора теперь можно только задним ходом.

Вот первое из типичных последствий установки шлагбаумов. Домов в большинстве дворов — несколько, единого «смотрящего» (и принимающего деньги) выбрать крайне сложно, поэтому и шлагбаумы друг от друга независимы. Меньше возможностей для маневра — сложнее дворовый трафик. Вызываешь доставку из магазина — не доверяйся их навигатору, десять раз перезвони водителю и объясни, в какие ворота дома машину пропустят, а куда соваться не стоит.

— Люди, которые у нас управляют шлагбаумом, тяжело поражены «синдромом вахтера», — продолжает Лихачева. — Чтобы к подъезду пропустили такси или доставку мебели, нужно звонить старшему по дому и практически кланяться в ножки. При этом если речь о ночном времени, можешь нарваться на хамство: мол, свои в такое время суток дома сидят. Да какое их дело вообще-то, что, зачем и когда я заказываю?!

Вот и второй характерный минус шлагбаумов во дворах: они внезапно нарушают уклад ни в чем не повинных пешеходов — в том числе таких, как Лихачева, идейных противников автомобиля в мегаполисе. Вчера можно было без хлопот доехать «до двери» на такси, привезти продукты и мебель с помощью службы доставки — сегодня для этого нужно «выстраивать отношения» с неожиданно возникшими «советами по дому» и «старшими по подъезду». Ради чего?

А если шлагбаумы сочетаются еще и с заборами, то подобное «огораживание» порой портит жизнь пешеходам целого района. «У нас около метро «Первомайская» летом так огородилась 16-этажка, — рассказал «МК» житель Измайлова Илья Шихман. — В результате у них есть забор, а у нас нет пешеходной дорожки и короткого пути к метро».

Для водителей

— К нашему дому — монолитной «башне» советских времен — ведет единственная дорога, и она закрыта шлагбаумом, — рассказывает жительница дома 19 по Волжскому бульвару Анна Гончарова. — То есть подать машину к подъезду без санкции старшей по дому просто невозможно. Она вовсю пользуется этим: торгует местами на придомовой парковке, мест на 16. А кто не покупает и не арендует эти места — тем она пытается не продавать ключи от шлагбаума. Кстати, ключи эти она продает по 3500 рублей, а себестоимость его примерно 1200…

Когда власть над въездом берут самоназначенные «старшие по дому», искушение произволом бывает слишком велико. Отказать в подъезде матери ребенка-инвалида? Запросто! Ввести «шлагбаумные санкции» против отдельно взятых соседей, поссорившись с ними? Бывает! Что охраняют — тем, как говорится, и владеют. И это третье последствие шлагбаумании — причем не менее тяжкое, чем первые два.

Когда инициативщики ходят по квартирам и продвигают идею шлагбаума, они обычно обещают: все машины спецслужб (полиция, «скорая помощь», пожарные) будут проезжать беспрепятственно. Этого требует и закон: легальный шлагбаум в Москве можно установить только с возможностью свободного проезда спецтехники. Но гладко это выглядит только на бумаге.

— У нас никакой диспетчерской, которая пропускала бы спецмашины, нет, — рассказывает Наталья Иванова с 1-й Дубровской улицы. — У людей просто брелоки, которые к тому же работают только за несколько метров до шлагбаума. Так что «скорую» бабушки ходят встречать сами, своими ногами. Полиция раньше ездила по двору, патрулировала — теперь у шлагбаума разворачивается и уезжает. Трактору в основном открываю я сама, если в окно вижу (у меня открывается по звонку с телефона). А не открою — снег не почистят.

Исчезла и возможность объехать пробку дворами, которой раньше пользовались водители «скорой», продолжает Иванова. Учитывая, что рядом находится городской роддом №15, это особенно неприятно.

Борьба брони и снаряда

При этом все, кому действительно надо заехать во двор без приглашения, могут это сделать. «К нашему двору на Тверской многие уже подобрали ключи, — рассказала «МК» москвичка Зоя Ремизова. — Посторонние люди делают «отмычки», продают и покупают их, легко заезжают во двор. Так что все эти шлагбаумы — прежде всего от честных людей».

Следующая стадия этой «борьбы брони и снаряда» — усложнение брелоков. «В нашем кооперативе собираются заменить чип-карты на некопируемые брелоки или даже RFID-метки, которые надо клеить на лобовое стекло, — рассказал житель района Академический Артемий Пушкарев. — Потому что иначе двор оккупируют сотрудники ближайших офисов и студенты соседнего вуза».

Сторонники шлагбаумизации ссылаются на европейский опыт. Действительно, во множестве европейских стран закрытые дворы — правило, а открытые — исключение. Так, в Швеции дворов многоквартирных домов, в которые можно въехать, не так уж много — но если такие дворы есть, то там часто имеются шлагбаумы, рассказала «МК» жительница Гетеборга Ольга Холмстрем. Это, естественно, учитывая, что парковки в Швеции в большинстве своем платные, а домовладения частные.

Совсем другая ситуация сложилась в Восточном Берлине, который в 1950–1980-е годы развивался в русле советского градостроительства и этим похож на Москву. Там, как рассказывает житель германской столицы журналист Леонид Поляков, шлагбаумы не прижились.

— Наличие шлагбаума никак не гарантирует, что парковочные места достанутся именно тем, для кого предназначены, — говорит Поляков. — Допустим, приехали к кому-то гости и заняли половину парковки! А во-вторых, шлагбаум — это нежелательное препятствие для «скорой» и пожарных. Поэтому в восточноберлинских многоэтажных районах, похожих на московские окраины, в 90-е годы установили не шлагбаумы, а парковочные блокираторы. Квартиросъемщики получили ключи и инструкцию — уезжая, блокировать свое место. Аренда стоит для жителя каких-то символических денег.

По закону и по справедливости

Для решения об установке шлагбаума во дворе не требуется постановка земельного участка под домом на кадастровый учет, рассказал «МК» эксперт по информатизации столичного ЖКХ Владимир Рязанский. Однако этот шлагбаум нужно согласовать с муниципальными депутатами района, а правила его эксплуатации утвердить на общем собрании собственников дома. Шлагбаум и его конструктивные элементы являются общедолевым имуществом, отмечает Рязанский.

— Если жители сообща принимают решение «закрыть» двор, то установка шлагбаума позволяет этого добиться, — рассказал «МК» глава муниципалитета района Таганский Илья Свиридов. — В основном шлагбаумы приходят туда, где на улицах появляется платная парковка. К нам регулярно обращаются инициативные группы, просящие разрешения поставить шлагбаумы. Бывает некоторое количество и жалоб на установленные устройства, но это своего рода реакционные силы, которые чувствуют, что шлагбаумы нарушили привычный для них образ жизни. Например, нет у человека автомобиля — и вдруг кто-то посмел поставить ворота или шлагбаум. Он считает, что такого права у людей нет — на самом деле оно есть. Проблемы же с доставкой и такси легко решаются — нормальные люди найдут способ договориться между собой.

Практика, однако, показывает, что на данный момент многим москвичам проще воевать с соседями, чем договариваться. «У нас соседи было поставили шлагбаум, — рассказал «МК» житель Дмитровского района Владимир Волков. — Ну и что, один раз его разнесли в щепки, другой — и перестали восстанавливать. По сути-то, он загораживает общую территорию, с чего это кто-то начал решать, кому здесь ездить, кому нет?». Со дня великой и ужасной революции, прошедшей под лозунгами об отмене частной собственности, прошло ровно сто лет.

СПРАВКА «МК»

До середины XIX века в Москве практически не существовало многоквартирных домов в нынешнем понимании этого термина. Основным типом домовладения была индивидуальная усадьба с двором — въезд в который, разумеется, регулировался владельцем земли и дома. Роль шлагбаума играли традиционные усадебные ворота. Все изменилось с появлением доходных домов, где один небольшой двор приходился сразу на множество квартир. Держать в таком доме «выезд» — то есть экипаж и хотя бы одну лошадь — было невозможно: именно поэтому даже преуспевающие профессионалы начала ХХ века — адвокаты, врачи, ученые — собственного выезда, как правило, не имели. Ворота доходных домов на ночь закрывал дворник, являвшийся одновременно и низшим чином полиции. Кстати, за то, чтобы открыть ворота ночью запоздавшему жильцу, он ожидал чаевых: еще бы, подняли с дивана!

Следующая точка перелома — начало ХХ века, время появления в Москве частных автомобилей. Их начали парковать поначалу в специальных гаражах — по крайней мере это обеспечивало защиту от кражи. Но в начале прошлого века машин в частных руках было еще слишком мало, в раннесоветские времена тем более. Поэтому проблема парковок все еще была неактуальна. А дворники работали практически по-прежнему — разве что ворота на ночь чаще всего не запирались. С этим «пережитком прошлого» было покончено в начале 1960-х годов: дворники исчезли, а новые кварталы стали строить в свободной планировке. Автомобили — тогда еще немногочисленные — парковали прямо у подъездов, то есть во дворах и на улицах. Примерно так — с поправкой на увеличение автопарка и появление «элитных» закрытых домов в 90-х годах — ситуация выглядела до нашего времени, когда с 2012 года в Москве поэтапно начали вводиться платные парковки — и жители многих домов задумались об «огораживании» дворовых паркингов.

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Оставить комментарий

*

code