Зачем уже два года держат в СИЗО мать пятерых детей

Вчера в 17:" />

Дек 04

Следствие длиной в жизнь

Автор: admin | Категория: НОВОСТИ | Опубликовано: 04-12-2017


Зачем уже два года держат в СИЗО мать пятерых детей


Вчера в 17:44, просмотров: 7009

Почти два года в подмосковном СИЗО сидит мать пятерых детей Любовь Мазыленко. Женщина — предприниматель, а как известно, держать таких в изоляторе до суда не рекомендуется. Люди, которые проходят по ее делу потерпевшими, не против ее освобождения.

Следствие длиной в жизнь

фото: Михаил Ковалев

К нашей героине судьба до определенного времени относилась по-доброму. Она родилась в дружной семье педагога — заведующей детским садом и баяниста-самоучки. Окончив с отличием Калининский сельхозинститут, Люба в 1986 году вышла замуж и стала управляющей фермой. Вскоре, как молодому и успешному специалисту, Мазыленко выделили двухкомнатную квартиру. Когда совхоз окончательно развалился, она отправилась в Москву на заработки. Это произошло в 1997 году.

К 2011 году Любовь Александровна была успешной предпринимательницей. Матерью пятерых детей. Старший сын работал специалистом по компьютерной безопасности, старшая дочь стала бухгалтером, младшая дочь только поступила в университет на социолога, самые маленькие учились в школе. Все были при деле. И дети Мазыленко знали: их мать работает в бизнесе и работает честно. Стыдиться им было нечего.

А тем временем над Мазыленко уже сгущались тучи.

В 2007–2008 годах Мазыленко вложила средства в объекты недвижимости Одинцовского и Красногорского районов Московской области. Кризис 2009 года заставил ее продать большую часть недвижимости за бесценок. Но, имея на руках пятерых детей, Любовь Александровна не могла себе позволить сдаться: через пару лет ее бизнес по покупке и продаже объектов недвижимости снова пошел в гору.

Но вернемся немного назад.

В 2006 году Любовь Александровна познакомилась с Олегом Швыревым, бизнесменом–строителем, осуществляющим малоэтажное строительство в Подмосковье. Олег Евгеньевич увлек Мазыленко планами застройки Московской области. Мазыленко должна была вкладывать свои деньги в приобретение земли и части квартир, а на Швыреве лежало само строительство. В 2009 году дома были построены. Инвесторы получили жилье и зарегистрировали свое право собственности.

Прошло четыре года. Люди уже жили в новых домах и радовались собственному комфортному жилищу, как на сцену вышли местные власти. Все годы, пока проекты разрабатывались, согласовывались и утверждались, дома строились и готовились к сдаче, местные органы власти никаких нарушений не видели. Все было хорошо.

Но стоило жителям вселиться в дом в Красногорске, как органы местного самоуправления заявили, что дом должен быть снесен.

Судьба этого дома (по ул. Черневская, д. 81) показательна. Дом был спроектирован на 90 квартир. Хотя строительство началось в марте 2008 года, а не позднее весны 2009 года дом был построен, с местными органами самоуправления Швырев проект не согласовал. Тем не менее в августе 2009 года регистрационная палата выдала жителям дома свидетельства о праве собственности на построенное жилище. Прошло несколько лет, и администрация Красногорска вдруг вспомнила о своих обязанностях по муниципальному контролю над земельными ресурсами. Пробудилась и прокуратура, потребовавшая снести многоквартирный дом, построенный на землях для индивидуального жилого строительства.

В мае 2011 года претензии к Швыреву переросли в уголовное дело.

Мазыленко следствие не интересовала до тех пор, пока не выяснилось, что Швырев гол как сокол, а имущества Любови Александровны хватит не только на возмещение гражданских исков, но и на, так сказать, иные расходы. 21 июня 2015 года Мазыленко Л.А. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Еще через полгода, 30 декабря 2015 года, она была уведомлена об окончании следственных действий.

Мазыленко, хотя и считала себя невиновной, понимала: из-за возбужденного уголовного дела выполнение ее обязательств перед потерпевшими поставлено под угрозу. И искала все возможности, чтобы потерпевшие получили либо жилье, либо деньги.

Однако неожиданно активизировалось следствие. Постановлением Тверского районного суда на земельные участки, принадлежащие дочери Любови Александровны — Екатерине Климоновой, которые Мазыленко планировала продать, чтобы рассчитаться с потерпевшими, по ходатайству следствия был наложен арест. Определением Мосгорсуда от 04.02.2016 данный арест был отменен как незаконный.

Через несколько дней после этого и, заметьте, уже после окончания следственных действий следователем были вызваны и допрошены свидетели. Двое из них сообщили о том, что Мазыленко Л.А. якобы участвовала в собрании дольщиков в селе Братовщина. И не просто участвовала, а еще и обсуждала с дольщиками подачу апелляционной жалобы на постановление об аресте земельного участка в Пушкинском районе, на котором ведется долевое строительство. Между тем предметом расследования уголовного дела строительство домов в селе Братовщина Пушкинского района не являлось. Также они сообщили, что Мазыленко пытается продать ранее арестованные земельные участки, принадлежащие ее дочери. Как мы помним, арест с них был снят.

После этого 8 февраля 2016 года под предлогом необходимости проведения дополнительных следственных действий уголовное дело №141538 было возобновлено.

18 февраля 2016 года, то есть через 14 дней после отмены постановления об аресте земельных участков, постановлением Тверского районного суда по ходатайству следствия мера пресечения Мазыленко Л.А. была изменена. Напрасно представитель прокуратуры Московской области говорил суду, что это сделано на основании незаконных и надуманных оснований: Тверской районный суд г. Москвы взял Мазыленко Л.А. под стражу.

Мазыленко по-прежнему свою вину не признавала. Более того, она выяснила, что некоторые из потерпевших являются на самом деле лжепотерпевшими. Например, некто Анатолий Антипин. В заявлении он написал о том, что Мазыленко получила от него деньги на квартиру, квартиры в итоге не предоставила, а денег не вернула. Между тем еще в 2012 году на основании решения суда Мазыленко полностью рассчиталась с этим господином. И более ни в какие отношения с ним не вступала.

Чтобы закончить расследование уже «законченного» дела, следствию потребовался еще почти что год. Все это время многодетная предпринимательница провела под стражей в СИЗО Можайска.

Тверской суд, а затем и Мособлсуд послушно продлевали Мазыленко сроки нахождения под стражей: мол, может скрыться, оказать давление, уничтожить доказательства. При этом суд не смутило то обстоятельство, что ранее, до взятия под стражу, полтора года Мазыленко ни в чем подобном замечена не была.

В январе 2017 года Мазыленко начала ознакомление с материалами дела. Следствие не торопилось, а материалы дела предоставлялись примерно раз в неделю. Но 5 августа ознакомление с материалами дела неожиданно прекратилось. Мазыленко и ее защита написали десятки жалоб и ходатайств. Прошло уже более трех месяцев, но никаких материалов Мазыленко так и не увидела.

А в октябре 2017 года последовало обращение следователя Кавкина в Мособлсуд о продлении Мазыленко меры пресечения до февраля 2018 года: иначе, мол, невозможно ознакомить ее с материалами дела.

Этим следствие не ограничилось: на очередное ходатайство о предоставлении свидания с детьми следователь ответил отказом. Своих несовершеннолетних детей в последний раз Мазыленко видела более полутора лет назад.

Впрочем, не все так плохо. По этому же делу проходит другой человек. У него не сорок потерпевших, как у Мазыленко, а триста. Гражданский иск у него не 30 миллионов, как у Мазыленко, а больше 200. И возместил он ущерб в намного меньшем объеме, чем Мазыленко. И нет у него пяти детей. И нет среди этих детей двоих несовершеннолетних. И нет у него регистрации в Московской области, так как во время следствия он перепрописался в Ингушетию. Но не ищите этого человека в подмосковных СИЗО. Он находится под подпиской о невыезде.

За какие заслуги? Просто у него нет имущества, на которое можно обратить взыскание. И нет риска, что он выплатит потерпевшим все долги.

Вы думаете, что в решениях, вынесенных в отношении Мазыленко, нет никакой логики?

Андрей БАБУШКИН, член СПЧ

Оставить комментарий

*

code