Следствие ведет РПЦ

Следствие ведет РПЦ


Получив в свои руки контроль над исследованием «екатеринбургских останков», РПЦ, похоже, решила «заморозить» процесс


Сегодня в 18:59, просмотров: 154

98 лет назад, в ночь с 16 на 17 июля, расстрельная команда привела в исполнение приговор, вынесенный Николаю II и его семье новыми «хозяевами земли русской». Многое на нашей земле с тех пор изменилось, но одно обстоятельство, к сожалению, остается неизменным. Очередную годовщину гибели Романовых страна вновь встречает без четкого ответа на вопрос об обстоятельствах трагедии и судьбе царских и царственных останков. За минувший год ситуация стала даже более запутанной.

Следствие ведет РПЦ

18 мая 2013 года. Патриарх Кирилл во время посещения монастыря Святых Царственных страстотерпцев в урочище Ганина Яма (окрестности Екатеринбурга), куда после расстрела были привезены тела Романовых и их слуг и где по версии, которой до сих пор придерживаются в руководстве РПЦ, они были полностью уничтожены. Фото: пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Июльский календарь содержит целый ряд знаковых дат, связанных с трагическими событиями 98-летней давности. Четверть века назад были обретены останки девяти человек, идентифицированных как Николай II, Александра Федоровна, три их дочери (Ольга, Татьяна, Анастасия) и четыре лица, составлявшие свиту (горничная Анна Демидова, доктор Евгений Боткин, камердинер Алоизий Трупп, повар Иван Харитонов). Семь лет спустя, 17 июля 1998 года, они были похоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. 29 июля 2007 года обнаружен прах двух остальных царских детей — Алексея и Марии.

Наконец год назад, 8 июля 2015 года, была создана межведомственная рабочая группа по вопросам, связанным с исследованием и перезахоронением останков Алексея и Марии, главой которой был назначен зампредседателя правительства, руководитель аппарата кабмина Сергей Приходько. Казалось, что это последняя летняя дата в сей скорбной истории: на заседании группы, состоявшемся 11 сентября 2015 года, было решено предложить правительству провести церемонию захоронения через месяц, 18 октября, в день тезоименитства цесаревича. Там же, разумеется, где покоится прах остальных членов семьи, — в Екатерининском приделе Петропавловского собора. Однако 18 октября ничего не произошло.

«Царское дело» 2.0

При этом никакой новой даты похорон названо не было. Да и о самой группе с тех пор тоже ни слуху ни духу. «В какой-то момент меня перестали на нее приглашать, — посетовал в разговоре с обозревателем «МК» один из членов группы, бывший председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин. — И, насколько мне известно, еще ряд компетентных и знающих проблему людей, включенных ранее в эту группу, отключены от ее работы». Для справки: в состав группы входят 19 человек, в том числе, например, руководитель Федерального архивного агентства Артизов, государственный герольдмейстер Вилинбахов, заместители министров обороны, культуры, иностранных дел, образования и науки, представители ФСБ, Следственного комитета, администрации Санкт-Петербурга. РПЦ представляет вышеупомянутый Чаплин, общественность — президент Санкт-Петербургского общественного фонда Анатолия Собчака Людмила Нарусова.

По информации «МК», упреки отца Всеволода не вполне справедливы: на заседания больше вообще никого не приглашали. По той простой причине, что никаких заседаний больше не было. При этом де-юре группа не распущена и продолжает существовать. Последние новости, имеющие отношение к этой «похоронной команде», датируются 5 июля этого года. «Мы ждем окончания церковных экспертиз, — заявил РИА «Новости» Сергей Приходько, говоря о сроках решения вопросов, обозначенных в названии возглавляемой им группы. — Сроки зависят от церкви. Мы находимся в диалоге и контакте и ждем от них их решения». Никакой спешки, отметил вице-премьер, нет. Но никакого аврала, собственно, не было и 10 месяцев назад. Вопрос, касающийся исследований, на тот момент представлялся абсолютно решенным. И уж тем более не было никакой речи о каких-либо «церковных экспертизах».

«Были заслушаны результаты работы двух экспертных групп по историческому и естественно-научному направлениям, созданных с целью анализа проведенных в рамках уголовного дела исследований останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых, а также представлены соответствующие заключения, подтверждающие подлинность останков» — гласит информация о первом и последнем заседании группы, размещенная на сайте правительства. Там же размещены материалы, на основании которых было принято решение о захоронении: выводы историко-архивной, генетической, судебно-медицинской экспертиз, заключение Следственного комитета. Мнение всех специалистов абсолютно совпало: нет ни малейших сомнений в том, что останки, найденные в окрестностях Екатеринбурга в 2007 году, принадлежат Алексею и Марии, а обнаруженные в 1979-м и извлеченные в 1991-м — остальным Романовым и их слугам.

По данным «МК», члены рабочей группы тоже были почти единодушны. Единственное исключение — Всеволод Чаплин. «Я был против таких поспешных решений, — подтверждает отец Всеволод. — Поскольку не видел ни малейших оснований для спешки. Тем более что в случае признания подлинности этих останков они должны быть не захоронены в земле. Останки людей, причисленных к лику святых, почитаются как святые мощи и должны быть подняты над полом храма. Впрочем, это все будет актуально только в случае действительного признания. Пока до этого очень далеко».

Тем не менее рекомендация рабочей группы, принятая большинством голосов, ушла наверх. Однако вместо информации о начале подготовки погребальной церемонии страна и мир услышали совсем иную новость: 23 сентября Следственный комитет объявил о «возобновлении расследования по уголовному делу о гибели членов Российского Императорского дома Романовых, а также лиц из их свиты». В тот же день была проведена эксгумация останков Николая II и Александры Федоровны.

Для справки: дело №18/123666-93, возбужденное 19 августа 1993 года «в связи с обнаружением в окрестностях Екатеринбурга «неопознанных трупов девяти человек с признаками насильственной смерти», было прекращено 14 января 2011 года. «Идентификация останков членов семьи бывшего российского императора Николая II (Романова) и лиц из его свиты… подтверждена», — уверенно сообщала тогда пресс-служба СКР. А заключение, представленное в рабочую группу и датированное 7 сентября 2015 года, заканчивалось следующим резюме: «Учитывая категорические выводы об идентификации, Следственный комитет РФ предлагает захоронить останки…»

Любовь к отеческим гробам

Что заставило СКР вернуться к расследованию? Пожалуй, наиболее точное объяснение дают слова патриарха Кирилла из его доклада на последнем Архиерейском соборе: «В ответ на мое обращение… Президент России дал согласие на полномасштабное и всестороннее исследование данной темы». Тем не менее, по словам информированных источников «МК», вопрос захоронения в указанные сроки тогда еще не был снят с повестки дня. Первоначально ведь речь шла всего о двух дополнительных экспертизах. Патриархия, во-первых, просила проверить популярную конспирологическую версию, согласно которой головы Николая и Александры были отделены от тел и доставлены в Москву. То есть требовалось подтвердить или опровергнуть предположение, что черепа не соответствуют остальным частям скелета.

Во-вторых, с подачи опять же РПЦ предполагалось исследовать хранящуюся в Эрмитаже окровавленную одежду Александра II, в которую он был облачен 1 марта 1881 года — в день своей смерти. С целью сопоставления генотипа с останками, принадлежащими, по версии следствия, внуку царя-освободителя. «Дополнительные исследования будут проведены в кратчайшие сроки», — обещал официальный представитель СКР Владимир Маркин. И не обманул. По информации «МК», к 18 октября результаты новых генетических экспертиз были готовы. Они полностью подтверждали прежнюю позицию следствия: 1) никакой подмены черепов не было, все части исследованных скелетов принадлежат одним и тем же людям; 2) Александр II и человек, идентифицированный как Николай Романов, находятся в близкородственных отношениях.

Традиционный ежегодный крестный ход от Храма-на-Крови (Екатеринбург) до Ганиной Ямы повторяет маршрут, который в ночь с 16 на 17 июля 1918 года проделал автомобиль с телами казненных узников Ипатьевского дома. Фото: ganinayama.ru

Однако вскоре начали поступать новые вводные. Начать следует, пожалуй, с кадровой перетряски. На протяжении более чем 20 лет, с самого начала расследования «царского дела», им занимался Владимир Соловьев — старший следователь-криминалист Главного управления криминалистики СКР. Но в ноябре 2015 года оно было передано в управление по расследованию особо важных дел. Возглавил следственную бригаду сам руководитель подразделения — генерал-майор юстиции Игорь Краснов. По информации «МК», этому решению предшествовал напряженный разговор патриарха с председателем СКР Александром Бастрыкиным: именно предстоятель РПЦ настоял на переформатировании следствия. Главным объектом лоббистской атаки был Соловьев, давно уже вызывавший раздражение у отцов церкви своей прямолинейной позицией. И цель была достигнута. На первых порах, правда, Соловьев был включен в обновленную следственную группу, но это была не более чем дань политесу: фактически он был отстранен от дела. А недавно Владимир Николаевич уже и официально перестал иметь какое-либо отношение к расследованию, вернувшись в «родное» криминалистическое управление.

Одновременно резко начали расти аппетиты РПЦ в отношении объема следственных действий. Во-первых, патриархия настояла на исследовании останков отца Николая II — императора Александра III. Соловьев яростно сопротивлялся этому нажиму, что, вероятно, и стало последней каплей, переполнившей чашу терпения его церковных оппонентов. По информации «МК», следователь доказывал, что эксгумация Александра III может существенно затормозить расследование, не дав значительных результатов. Да и вообще могла ничего не дать: поскольку Петропавловка регулярно заливалась водой, не было уверенности, что останки Александра находятся в хорошем состоянии. Вместо этого Соловьев предлагал повторно исследовать прах брата Николая, великого князя Георгия Александровича, скончавшегося в 1899 году и покоящегося там же, в Петропавловском соборе.

Во-первых, сходство генотипов в данном случае максимально — одновременно присутствуют и отцовская, и материнская линии. Во-вторых, поскольку эта гробница уже вскрывалась в рамках «царского дела» (в 1994-м), было точно известно, что состояние останков позволит без проблем взять генетический материал. Но идея не получила поддержки. По версии наших источников, церковь очень рассчитывала на то, что могила Александра III вскрывалась большевиками. В этом случае появлялся повод заявить, что «царь не настоящий», усомниться в идентичности прочих останков, находящихся в императорской усыпальнице, и, разумеется, вновь поставить под сомнение результаты предыдущих исследований. В общем, предоставлялась отличная возможность «нажать на стоп-кран».

Однако эксгумация, проведенная в ноябре при участии представителей РПЦ, показала, что останки Александра никто до этого не тревожил. Что же касается генетической экспертизы, то, по данным «МК», они давно готовы и, как и следовало ожидать, отнюдь не сенсационны: отец, так сказать, удостоверил личность сына. Кроме того, по нашей информации, некоторое время спустя, в январе-феврале, в Петропавловском соборе была проведена еще одна эксгумация: потревожены вновь были «екатеринбургские останки». Причем на сей раз все. Как сообщают наши источники, главной целью новых исследований была проверка идентичности останков царских детей и слуг. Но, по имеющейся информации, эти генетические экспертизы также давно завершились, и их результаты также не выявили никаких расхождений с прежней версией.

Хранить вечно?

В общем, дело, похоже, и впрямь лишь за церковью. А конкретно — за образованной в сентябре прошлого года по распоряжению патриарха «специальной комиссией для изучения результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом». По идее, именно в рамках ее деятельности проводятся упомянутые Приходько «церковные экспертизы». Правда, вся официальная информация о задачах, полномочиях и текущей деятельности исчерпывается заверением в том, что «при положительном заключении экспертиз о подлинности останков вопрос о признании их святыми мощами будет представлен на рассмотрение священноначалия Русской православной церкви». Ненамного больше известно и о составе — только то, что возглавляет комиссии митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий, что в состав входят «иерархи, священнослужители, ученые» и что одним из таких иерархов является епископ Егорьевский, ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре Тихон (Шевкунов).

Впрочем, в ходе беседы с Всеволодом Чаплиным выяснилось, что он тоже «до сих пор числится» членом комиссии. Однако никаких сведений о ее работе у него нет. «Знаю только, что проводятся некоторые исследования — исторические, генетические, иные, — говорит Чаплин. — Но считаю, что их можно было бы провести в течение нескольких месяцев. Однако прошло уже более полгода, а ни о каких ясных итогах мы пока не слышим. Надеюсь, что церковные экспертизы будут достаточно открыты и доступны для критического анализа. Пока, увы, они оказываются более закрытыми, чем государственные».

РПЦ действительно располагает сегодня богатым генетическим материалом, позволяющим проводить альтернативные исследования. Согласно договоренности между СКР и РПЦ, образцы, полученные в рамках следственных действий по возобновленному делу, делятся, так сказать, по-братски. Предоставление вещдоков в распоряжение представителей патриархии оформляется как передача на «ответственное хранение». С такой же формулировкой были переданы, кстати, и останки Алексея и Марии. По официальной информации, они хранятся сегодня в московском Новоспасском монастыре — родовой усыпальнице Романовых.

Очень смущает, однако, полнейшее отсутствие информации о том, кем, как и где, в каких лабораториях проводятся заявленные РПЦ исследования. Некоторые осведомленные источники «МК» уверены, что никаких таких исследований не проводится вовсе: мол, церковное начальство просто блефует, иначе, мол, были бы хоть какие-то утечки. И известный церковный публицист и богослов протодиакон Андрей Кураев склонен согласиться с этой версией.

Кураев напоминает о судьбе комиссии по расследованию сотрудничества иерархов церкви с КГБ», созданной в самом начале 1990-х: «Не было никаких сообщений ни о деятельности этой комиссии, ни о ее заседаниях. То есть она была создана исключительно для забалтывания темы. Памятуя тот опыт, я ничего не жду и от этой комиссии. Такое ощущение, что со стороны патриархии идет торможение данной темы, а отнюдь не ее развитие».

Эксперт видит в действиях руководства РПЦ желание отложить решение вопроса в как можно более долгий ящик: «Позиция «авось рассосется»: не то ишак помрет, не то падишах, не то еще что-нибудь случится». Впрочем, совсем не факт, что эта волынка будет тянуться бесконечно долго. По мнению Кураева, главным сегодня для патриархии является «подсчет пиар-бонусов». Пока баланс потенциальных имиджевых выгод и потерь не в пользу признания царских останков, но если последует окрик со стороны верховной власти, то «этот джокер перевесит все остальное».

Словом, следующий ход в «игре в кости» — за главой светской власти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code