Советская "химия" возвращается: Госдума одобрила замену колонии принудительными работами

Советская "химия" возвращается: Госдума одобрила замену колонии принудительными работами


В 2019 году эту меру смогут распространить на 6 000 россиян


сегодня в 19:59, просмотров: 1113

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который позволит заключенным просить замены колонии или тюрьмы на принудительные работы раньше, чем сейчас. Масштабы гуманизации ограничены вместимостью исправительных центров для отбывания этого вида наказания: с 1 января 2019 года они смогут принять не больше 6 тысяч россиян.

Советская

фото: Михаил Ковалев

Новый вид наказания «принудительные работы» (приблизительный аналог существовавшей в советские времена т.н. «химии») появился в почти двухстах статьях российского УК еще в 2011 году, но применять его на практике начали лишь с 1 января 2017 года. Дело в том, что на строительство специальных общежитий строгого режима, где под надзором администрации должны жить приговоренные к этому виду работ, долгое время не находилось денег.

Напомним: суд может приговорить к принудительным работам на срок от 2 месяцев до 5 лет, если речь идет о преступлении небольшой или средней тяжести или если преступление тяжкое, но виновный осужден впервые. Трудиться придется там, где скажут (в федеральном казенном учреждении), а из зарплаты государство удержит от 5 до 20%. Если гражданину «светит» больше 5 лет лишения свободы, на принудительные работы рассчитывать не стоит.

Законопроект, который Госдума приняла в первом чтении 16 октября, направлен на «повышение эффективности мер социальной адаптации осужденных», заявил представитель правительства, замглавы Минюста Юрий Любимов. Осужденные за совершение преступлений небольшой или средней тяжести к лишению свободы после 1 января 2019 года смогут просить о переводе на принудительные работы, отбыв не менее одной четвертой срока (сейчас — не менее трети срока), осужденные за тяжкое преступление — отбыв не менее одной трети срока (сейчас — не менее половины), а осужденные за особо тяжкое преступление — отбыв не менее половины срока (сейчас — не менее двух третей). Следующей ступенью «ресоциализации», пояснил докладчик, может стать условно-досрочное освобождение, но при условии полного или частичного возмещения причиненного преступлением ущерба. Глава думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников («ЕР») предложил поддержать эти предложения, так как они создают «альтернативу УДО» для тех, кто пока не имеет права рассчитывать на полное освобождение.

Г-н Любимов напомнил, что инициатива разработана во исполнение поручения президента. Поручение это, между прочим, было дано в конце 2016 года, то есть на написание документа, попавшего в Госдуму только в июне 2018 года, у правительства ушло более полутора лет.

В пояснительной записке к тексту законопроекта говорится, что смягчение правил замены лишения свободы на принудительные работы позволит заодно пополнить казну за счет налоговых и иных отчислений с заработков осужденных, а также обеспечить ускоренное возмещение причиненного их преступлениями вреда. «Да за всю жизнь работы на стройках народного хозяйства не возместить ущерб, причиненный тяжкими и особо тяжкими преступлениями!» — заявил Олег Нилов («СР»): справороссы отказались голосовать «за» до тех пор, пока в тексте не пропишут запрет на УДО без полного погашения долгов.

Дополнительных расходов из федерального бюджета увеличение числа отбывающих принудительные работы не потребует, полагают в Минюсте. Г-н Любимов сказал, что к 1 января 2019 года, когда должны вступить в силу новые правила замены более жесткого вида наказания более мягким, исправительных центров в России должно стать 15 (лимит наполнения — 1799 человек), а исправительных участков, заменяющих центры там, где их не построили, — 49 (лимит наполнения — 3879 человек).

«Это капля в море!» — заявил Сергей Маринин (ЛДПР). Но правительство проблем не видит: «Сейчас центры недозаполнены, в них всего 930 человек только содержится», — пояснил г-н Любимов. Дело в том, что российские суды с осторожностью осваивают новый вид наказания. Официальная статистика Судебного департамента при Верховном суде гласит: в 2017 году на принудительные работы отправилось всего 523 человека, в то время как в колонии и тюрьмы — 200 204 человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code