«Украина приглашает террористов ИГИЛ»: мы выяснили механизм вербовок СБУ

«Украина приглашает террористов ИГИЛ»: мы выяснили механизм вербовок СБУ


«Ко мне пришли и предложили на выбор: выдача России или статус политического беженца»


вчера в 18:38, просмотров: 5045

ФСБ задержала в Смоленской области диверсанта-дагестанца, члена запрещенного в России ИГИЛ, который признался: он получил в СБУ задание убить одного из лидеров ополчения ДНР. Служба безопасности Украины отрицает сотрудничество с террористами «Исламского государства». Между тем у нас есть информация о том, как могли попадать на Украину потенциальные террористы. Они не просто так оказались в Незалежной: их туда пригласили специально и на все готовое.

«Украина приглашает террористов ИГИЛ»: мы выяснили механизм вербовок СБУ

фото: AP

В Смоленской области российские спецслужбы задержали уроженца Дагестана Меджида Магомедова. У него нашли бомбу и пистолет. На допросе Магомедов рассказал, что СБУ и запрещенный в РФ «Правый сектор» помогают боевикам ИГИЛ устраивать теракты в России — более того, являются их заказчиками. Так, Магомедов получил заказ устранить одного из командиров ДНР, который живет в Смоленской области.

Каким образом ИГИЛовцы оказываются на Украине?

Примерно к середине 2015 года на границе Турции и в самой этой стране, причем в разных ее городах, скопилось достаточное большое количество граждан РФ, связанных с запрещенными исламскими группировками.

Все помнят знаменитую историю студентки МГУ Варвары Карауловой, которая сбежала в Сирию как раз через Турцию к своему возлюбленному — боевику ИГИЛ. Истории единомышленников Варвары куда как менее сентиментальны. Против некоторых в России были до этого возбуждены дела по экстремизму. Часть была судима, и не по одному разу. Вот эти люди, нередко с семьями, и скрылись в Турции. Многие являлись выходцами с Северного Кавказа — главным образом из Дагестана.

Каким же образом они, находясь под следствием, да еще по столь тяжкой статье, смогли покинуть Россию? В этом, как нам кажется, и должны разобраться компетентные органы.

«Моя дочка Залина так выехала из России к мужу в «Исламское государство», хотя в паспортном столе ей не отдавали документы, — рассказала «МК» Петимат Саламова, жительница Дагестана. — Загран ей некие «добрые люди» принесли домой. Дочь решила схитрить — и не взяла с собой метрики на ребенка. Надеялась, что их без них развернут. И что? — они спокойно прошли пограничный контроль».

Еще одна жена гражданина России, находившегося на тот момент под следствием за экстремизм, призналась мне, журналисту «МК», уже пребывая за пределами страны, как была уверена в том, что ее с детьми выпустят, а супруга — арестуют. «Он мне так и сказал: «Даже если меня остановят, ты все равно уезжай». Но его никто не остановил, и он под своим именем и фамилией спокойно пересек границу».

Но речь сейчас не о том, как все эти люди оказались в Турции. А о том, что они там делали. Большинство, как известно, вскоре нелегально пробралось в Сирию и примкнуло к отрядам боевиков. Но многие были задержаны турецкими властями и помещены в так называемые закрытые депортационные центры, где им грозила немедленная отправка на родину.

И тут отношения с Эрдоганом у нас резко испортились. Депортация арестованных в РФ застопорилась. То есть России, по крайней мере, на тот момент — а это 2015–2016 годы, — этих людей решили не выдавать. А кому выдавать?

И тут на сцене появилась «ненька Украина».

«Ко мне пришли и предложили на выбор: выдача РФ или статус политического беженца на Украине. Сказали, что принять решение я должен в течение нескольких дней. В Турции меня бы никто все равно не оставил. В России меня ждала тюрьма. На Украине пообещали жилье, финансовую помощь, работу», — рассказывал мне по телефону один из тех, кому сделали подобное предложение.

Все, что требовалось от тех, кто в итоге согласился — а это по меньшей мере несколько десятков человек, о которых слышала лично я, — хулить свою бывшую родину, рассказывать о притеснениях по религиозному признаку, которыми они здесь якобы подвергались, а также о политических репрессиях.

Какую-то часть прибывших на Украину тут же «законсервировали». Например, мой собеседник клялся мне, что никто из спецслужб ничего с него не требовал. Он просто по приезде подробно изложил в СБУ свою прошлую жизнь в России — и на этом его якобы оставили в покое. Действительно, его не обманули, и вскоре парень, по его словам, получил обещанные документы на проживание. Живет себе и живет. А там — кто его знает…

Но наверняка были среди новоявленных «политических беженцев» и более интересные для украинских спецслужб персоны — приверженцы самых крайних взглядов, в том числе заточенные на войну с «неверными».

Они ненавидят Россию. И хотя большинству и дела нет до того, что происходит на юго-востоке Украины — их интересуют только события в Ираке и Сирии и построение там «Исламского государства» — их вполне можно переубедить, что бороться с Москвой можно и иными способами, на иных рубежах.

Вот они-то, наверное, и могли стать идеальными объектами для вербовки СБУ…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code