Вечный Новый год: почему с улиц Москвы не убирают иллюминацию

Вечный Новый год: почему с улиц Москвы не убирают иллюминацию


Демонтировать световые конструкции пока никто не собирается


вчера в 18:55, просмотров: 1403

На главной аллее парка «Березовая роща» (Хорошевский район) давно убрали елку, как и большинство новогодних световых украшений по всей Москве. На складах ждут следующей зимы медведи, гигантские елочные шары из лампочек, гирлянды-«бокалы», обрамлявшие столбы. А вот световую арку на входе — единственную — не убрали: вместе с остальными фонарями, когда спускаются вечерние сумерки, она зажигается и сверкает — даже когда вокруг снег подтаивает и сереет: оттепель.

Вечный Новый год: почему с улиц Москвы не убирают иллюминацию

фото: Антон Размахнин

— Мама, исё! — девочка лет трех уже минут пятнадцать ходит под светящейся аркой туда-сюда. Мама сначала торопит девочку, потом сама смеется и начинает играть с ней в салочки. И в прятки: за сводами арки так хорошо укрываться, особенно если ты ребенок ростом всего в метр.

— Настю от этой арки не оторвать! — говорит мама: ее зовут Елена, в «Березовую рощу» они ходят гулять с улицы Зорге. — Между прочим, это единственная возможность оторвать ее от качелей и горок. Пойдем, мол, возле арочки побегаем!..

Такая же арочка уцелела и на Тверском бульваре. Впрочем, и не она одна: в центре остались еще и монументальные, скопированные с оформления города в 1947 году, световые триумфальные ворота. Они вполне популярны: вот мимо ворот на Тверской идут старшие школьники (или младшие студенты — кто их разберет!). Остановка на три минуты минимум: девчонки распускают волосы, вооружаются телефонами и начинают «селфиться», парни сначала смеются, потом присоединяются.

— Нормальные арочки, нам нравится! — один из парней, Василий, вполне лаконичен, но общий смех подтверждает: правда нравится. Световое оформление еще и утилитарно: прямо рядом с большой аркой кто-то еще осенью забыл два велосипеда. Один из них вполне хороший (был; сейчас уже изрядно заржавел). Но что бы вы думали: никто на них не покушается. Потому что даже ночью очень светло. И люди ходят.

Но нравится, оказывается, не всем. Часть прохожих на Тверском бульваре проходит под арками без особой радости. Некоторые даже комментируют. «В глазах рябит!» — это пожилой мужчина в почти антикварном ратиновом пальто. «Превратили бульвары в новогоднюю елку!» — это дама в меховой шапке, как в фильме «Ирония судьбы».

— Жду не дождусь, когда это уберут, — говорит работник издательства Ирина Максимова. — Вы представляете, сколько это оформление жжет электроэнергии, которую оплачивать нам через тарифы, налоги и так далее? Я не против Нового года и праздничной подсветки, но имейте совесть, на дворе февраль!

На вопрос «когда», как выяснил «МК», пока нет ответа даже в правительстве Москвы. На уровне департаментов сроки демонтажа конструкций не комментируют, а «на земле» технические сотрудники рассказывают: убрать предполагается к весне, когда снег начнет сходить, а в городе стартует следующая волна фестивалей. А срочности никакой нет, потому что большинству горожан дополнительный свет все-таки нравится.

— В целом световое оформление хорошо помогает пережить зиму, — рассказала «МК» архитектор Наталья Ивановская. — Не зря вся Европа с темного времени осени украшается гирляндами и световыми конструкциями. Насыщенная цветом среда тоже питает горожанина. Недаром уже с 70-х годов исследованием колористики города занимались отечественные архитекторы под руководством профессора А.В.Ефимова. Свет и цвет влияют на эмоции человека, поэтому они так важны в монотонной, депрессивной городской среде. Но здесь крайне важен целостный подход, историческая среда и культурный код территории. Недопустимо просто взять и привнести в среду чужеродные элементы, разрушающие атмосферу и дух города.

По словам Ивановской, Москве еще только предстоит сформировать и регламентировать стилистику декора так, чтобы эти элементы не разрушали город и состояние его жителей. Это вполне возможно, но задача эта требует архитектурного подхода. Один из позитивных примеров подобной работы в России, как отмечает Ивановская, — световое оформление Невского проспекта в Санкт-Петербурге. А вот проецирование изображений на купол Казанского собора украло у жителей и гостей Петербурга этот шедевр архитектуры, разрушив его восприятие.

— Свет в городе, как и любая картинка, которую мы видим, — говорит Ивановская, — может либо «забирать» внимание человека, растрачивая его попусту, либо насыщать его ресурсом, как в случае с природной средой или произведением искусства. Так что от тонкости и деликатности решения этой задачи зависит, будет в городе больше или меньше счастливых людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code