Вкусный кофе «на районе»

Вкусный кофе «на районе»


Треугольник «жители–власть–бизнес» должен работать без перебоев


вчера в 19:53, просмотров: 647

Для москвичей старшего поколения, выросших при социализме, слово «предприниматель» остается едва ли не ругательным. Однако в ХХI веке все иначе, и хорошо построенный диалог между властью и бизнесом не менее важен, чем между властью и жителями. Поэтому Анастасия Трегулова, генеральный директор сети кафе «АндерСон», приняла решение стать доверенным лицом кандидата в мэры Москвы Сергея Собянина на сентябрьских выборах. О важности развития спальных районов, преимуществах электронного документооборота и преображении Москвы в последние годы — в разговоре с корреспондентом «МК».

Вкусный кофе «на районе»

— Вы раньше были лично знакомы с Сергеем Семеновичем?

— Конечно, как бы я могла решить стать доверенным лицом человека, которого не знаю? Я встречалась с ним несколько раз по разным вопросам за последние пять лет, тем более я ведь состою в отраслевых советах. Наше первое знакомство состоялось, когда Собянин менял правила оформления летних веранд. Это был достаточно удачный пример сотрудничества власти и бизнеса: мы несколько раз собирались вместе, давали комментарии, которые были учтены. Например, что касалось зонтиков — в некоторых частях города, где много ветра, это просто опасно. Когда зимой организовывали фестиваль «Путешествие в Рождество», он также консультировался с предпринимателями насчет благоустройства, по организации площадок. У меня очень высокий уровень доверия к мэру: во-первых, нельзя не замечать, как изменился наш город, а во-вторых, мне нравится, что он человек немногословный, предпочитает не разговаривать, а делать. Он внимательно слушает, задает вопросы по существу дела, а потом начинает работать. Я считаю, что это толковый, ответственный и работоспособный человек, который отлично справляется на достаточно тяжелой должности.

Надо ведь понимать: наш народ очень плохо умеет говорить «спасибо». Что бы нам ни сделали — все будет плохо, все не так, можно было бы лучше, быстрее, раньше и т.д. Я, управляя компанией в тысячу человек, конечно, делаю ошибки. Как можно справляться с такой махиной, как город, — вообще не представляю себе.

— Есть ли разница между впечатлением при личном общении и образом, который мы видим на экране телевизора?

— Для меня нет. Хотя, может быть, для меня эта картинка просто склеивается. Иногда мне кажется, что мэру жалко времени на публичные выступления и прочие формальности, это не в его характере. Он суровый, северный человек. Кстати, когда я была в Тюмени, то слышала, что очень многие до сих пор отзываются о нем с большим уважением, городом до сих пор руководит его преемник. Они так и говорят: «Вам не нравится? Так отдайте его обратно нам!». И это предприниматели, то есть люди, которые к власти обычно относятся скептически.

— На ваш взгляд, что изменилось в последние годы в Москве, если говорить о ведении бизнеса?

— Я могу сравнивать, что изменилось в бизнесе за последние 25 лет. Это небо и земля. Стало прозрачнее, безопаснее, спокойнее. Я очень благодарна Сергею Собянину за то, что появились четкие требования: конечно, уточнять все равно приходится, и часто, но основное понятно. Почти все прописано в законах, появились правила игры: например, если речь идет о размещении летних площадок. Если ты выполнил требования, ты легко получаешь разрешение. Да, иногда это жестче, чем могло бы быть, — например, убрать рекламные щиты или вывески, — но хотя бы все понятно. Причем это касается всех сфер жизни, не только нашего бизнеса. Я восхищаюсь тем, как за короткое время удалось сделать такие удобные для жителей МФЦ: попадаешь туда, как в сказку, особенно если помнишь бардак прежних лет. Нам даже европейцы завидуют, я спрашивала знакомых.

Огромное количество хорошо сделанных летних кафе, пешеходных зон, парков, в которых приятно находиться. Это, конечно, влияет на индустрию в целом: люди стали больше гулять пешком, проводить время в парках. Конечно, мы не открылись бы там лет пять–семь назад, когда пейзаж был совсем иным.

В бизнесе много переведено в онлайн, даже документы на регистрацию компании можно подать в электронном виде. Однако я замечаю, что специфика отношений бизнеса и государства в нашей стране — это подозрительность: многие считают, что ждать ничего хорошего от власти нельзя, в итоге даже на имеющиеся предложения в городе не находится желающих. Это одна из причин, почему я пошла в эту кампанию, — я хочу наладить канал коммуникации между городом и бизнесом. В данном случае мои интересы совпадают с интересами города, я хочу, чтобы это было актуально для многих бизнесменов. Если есть возможность повлиять на происходящее или хотя бы обсудить это с командой, которая управляет Москвой, то почему бы это не сделать?

— В числе предвыборных обещаний Сергей Собянин говорил о развитии программы «Мой район», направленной как раз на то, чтобы в городе не осталось мест, где можно только спать, чтобы развитие было равномерным. Повлияет это на ваш бизнес?

— Получается, я додумалась до этого даже раньше Собянина? Это благотворно сказывается на нашем бизнесе: раньше мы были одни, а теперь город играет на нашей стороне. Чем лучше будет жизнь у человека в районе, тем реже он будет уезжать, значит, тем чаще придет в наше кафе. Это классно.

Традиционно мы открываемся именно в спальных районах, а, например, кафе около метро «Чеховская» в центре — самое маленькое в сети — и работает оно скорее навынос. Мы работаем в жилых массивах. Надо сказать, что чувствуется изменение поведения москвича: люди хотят проводить время в своем районе, отдыхать и гулять там, а не ехать в центр «за жизнью». Это неправильно, и хорошо, что это уходит. Причем я не могу сказать, что поведение людей в разных районах сильно отличается: люди хотят ходить в кафе где угодно, и в Медведкове тоже. Конечно, есть стереотипы: мол, Гольяново — это ужас-ужас! Но там тоже живут люди, им тоже хочется качественной инфраструктуры. Я не вижу серьезной разницы. Кстати, в «непрестижных» районах ниже конкуренция — и у нас есть возможность предложить людям то, чего у них раньше не было. К тому же там аренда дешевле. Хотя не всегда: для меня шоком была высокая цена аренды в Марьине. Вообще, принято считать, что в спальные районы люди приезжают только спать. Однако это не наш принцип: наша аудитория — это мамы с детьми, которые ходят в садик, в развивашки и поликлинику в своем районе, а также пенсионеры.

— Вы сравнивали манеру ведения бизнеса в Москве и других городах?

— Я считаю, что не совсем грамотно сравнивать наш опыт с иностранным. Москва — это своего рода отдельная страна, это огромный мегаполис.

Мы есть в Москве и Подмосковье, в некоторых городах СНГ, в Тюмени, в Нижнем Новгороде и Ярославле. Каждый регион — это кот в мешке. Сразу понять привычки жителей, их пожелания и т.д. очень сложно. Где-то спрос на праздничные мероприятия, а где-то — на повседневный кофе.

У нас другая ментальность, у нас другие привычки, многие представления о жизни мы несем из 60‑х, из 80‑х или из 90‑х, и еще не прошло достаточно времени, чтобы они изменились. Например, в российской, точнее, в советской традиции ведь вообще почти не было культуры еды вне дома. Ресторан — это было место, куда ты попадаешь раз в году, отстояв колоссальную очередь. Даже на праздники было принято звать людей в гости домой. В Европе, например, или даже в Японии люди гораздо реже питаются дома, эта культура у них вжилась давно. Или, например, у нас не принято было ходить в кафе с детьми. Чтобы все изменилось, нужно время.

— Все-таки реально адаптировать те традиции под наши реалии? У многих из нас есть в голове некая парижская сказка: как каждая бабушка может спуститься в кафе на первом этаже дома и купить там кофе с круассаном… Но по карману ли это нашим бабушкам?

— Нужно понимать, что бабушка бабушке рознь. Если у этой бабушки есть дети и внуки, которые хорошо зарабатывают и помогают ей, она вполне может позволить кофе с пирожным в компании подруг раз в неделю, например. У нас, кстати, есть постоянный клиент, который рассказывает, что его мама, которой 80 лет, только в нашем кафе время и проводит, встречается с друзьями. Конечно, если бабушка одинокая, то ситуация другая.

— Что вы можете пожелать московской власти?

— Главное, чтобы город давал обратную связь, умел не только доносить информацию до людей, но и слушать сам. В синергии можно сделать много удачных проектов. Допустим, когда город начал заниматься парками, там все тоже было не так просто, однако в итоге удалось привлечь грамотных рестораторов на их площадки. Ведь если бы речь шла просто об аукционе, туда могли зайти те, кто не имеет опыта в этой сфере, и парк остался бы в проигрыше. Важно, чтобы город обозначал: нам интересно, чтобы вы шли сюда.

Кроме того, я считаю, что предпринимательское сообщество должно укрепляться на районном уровне. Попытка собрать всех предпринимателей Москвы — это нереально, а вот одного района — вполне. По тому же примерно принципу, как собирают советы муниципальных депутатов, вот так же стоило бы собирать бизнесменов. Могу сказать, что у нас на уровне директора ресторана коллеги обязательно общаются с теми, кто работает в том же или в соседнем доме. Я на своем уровне тоже общаюсь с крупными игроками, принимаю участие в работе отраслевых советов. Это все — реальный способ принимать те решения, в которых мы заинтересованы. Московский предприниматель — это человек, у которого достаточно четкий профиль: как минимум он не собирается уезжать, он видит свое будущее здесь, он плотно связан с городом и заинтересован в гармоничном его развитии. Нужно добиться, чтобы этот треугольник — жители, власть и предприниматели — одинаково качественно работал в любую сторону.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code