Внук легендарного Третьяка пошел по стопам деда

Внук легендарного Третьяка пошел по стопам деда


«Двадцатка» для Третьяка


Вчера в 19:09, просмотров: 1171

Первый раз увидеть в воротах Максима Третьяка мне, как и большинству хоккейных болельщиков, довелось без малого 10 лет назад во время гала-матча на Красной площади, в котором встречались сборные СССР и мира. Тогда совсем еще юный, 10-летний Максимка под одобрительные аплодисменты и умилительные улыбки отыграл, если не изменяет память, целый период.

Знаменитый дед — легендарный Владислав Третьяк, признанный лучшим голкипером в истории хоккея и почитаемый в Канаде не меньше, чем на родине, после завершения профессиональной карьеры в воротах больше не играет и даже в выставочных матчах выходит в качестве полевого игрока. Его-то место в «раме» и занял Максим — как выяснилось, всерьез и надолго.

Внук легендарного Третьяка пошел по стопам деда

фото: Геннадий Черкасов

Максим Третьяк в 10 лет…

Кто бы мог подумать, что 10 лет спустя для этого паренька, сегодня еще только делающего первые шаги во взрослом хоккее, родство с легендарным дедом станет скорее обузой, чем помощью в спортивной карьере. Его вызывали в национальную сборную, он играл за молодежку ЦСКА — «Красную Армию», но каждый раз злые языки говорили о том, что Третьяка-младшего тащат в угоду знаменитому родственнику, который к тому же занимает пост президента Федерации хоккея России. К 20 годам Максим научился жить с этим багажом, но постарайтесь представить, какие чувства он испытывал лет в 15–16. Быть может, именно из-за этого первым взрослым клубом, в составе которого Максим вышел на лед в матче Континентальной хоккейной лиги, стал «Адмирал», базирующийся в самой отдаленной от Москвы точке на хоккейной карте страны — Владивостоке…

Накануне 20-летия вратаря «МК» удалось дозвониться до Максима во Владивосток, он нашел время ответить на вопросы в относительно спокойный день, аккурат между встречами с «Магниткой» и «Салаватом Юлаевым».

— Максим, вы являетесь продолжателем славной хоккейной династии Третьяков, и подавляющее большинство лично с вами незнакомых людей воспринимают вас в первую очередь как внука великого Владислава Третьяка. Тяжело ли нести этот крест?

— Раньше было довольно тяжело, но с годами привык. К любой информации надо относиться правильно: что-то отсеивать, что-то принимать. Я — Максим Третьяк, у меня своя карьера, свой путь, а что говорят вокруг для меня, не так важно. То, что меня порой пытаются сравнить с дедушкой, для меня не проблема. Всех спортсменов с кем-нибудь иногда сравнивают. А вот соответствовать известной хоккейной фамилии, держать марку, тянуться к заданной планке гораздо сложнее. Думаю, что таких игроков, как мой дедушка, никогда больше не будет.

— А не было ли желания взять псевдоним, как поступил Николас Кейдж, которому громкая фамилия Коппола мешала пробиться на большой экран?

— Никогда не было таких мыслей. Это моя фамилия. Если кому-то фамилия мешает — пусть ее меняет. Я горжусь своей семьей.

— А впервые на коньки в детстве вас Владислав Александрович ставил?

— Первый раз на лед меня вывели родители, а любовь к конькам и хоккею мне передалась от всех членов семьи. В том числе и от дедушки.

— Какое влияние на вас как на вратаря оказал ваш дед?

— Я не очень хорошо помню свои первые шаги в хоккее. Дедушка, конечно, оказал свое влияние. Как и все приходящие в хоккей мальчишки, сначала хотел быть нападающим, играл на позиции форварда, а как в итоге оказался в воротах — даже не помню.

— Помните, каким он был дедушкой, когда вы были ребенком?

— Таким же, как сейчас, не могу сказать, что изменился за эти годы. Он был достаточно строгим, никогда не баловал меня, не заваливал подарками. Это для других он величайший хоккеист, многократный победитель Олимпиад и чемпионатов мира, а для меня он просто дед.

— А сейчас как часто общаетесь?

— В основном по телефону. Обсуждаем хоккейные игры, отдельные ошибки, но больше говорим не на спортивные темы. По возможности стараемся вместе отмечать праздники.

— Совпадают ваши хоккейные вкусы? Часто спорите?

— Хоккей занимает в нашей жизни очень важное место, так что, конечно, без разговоров о нем не обходится. Что касается вкусов, то игра с годами заметно меняется, но базовые элементы остаются неизменными, так что можно сказать, что мы одинаково смотрим на хоккей. Бывает, дедушка дает советы, но чаще они касаются не каких-то технических элементов, а психологии.

— Правда, что вы спортивную прессу совсем не читаете? Как вообще проводите свободное от хоккея время?

— Не читаю, так как мне это не интересно. Все новости узнаю либо от друзей, либо в командной раздевалке. А свободного времени у меня не так много, и его я стараюсь проводить дома. Ничего выдающегося — все как у всех.

— Переезд из Москвы во Владивосток, в котором вы оказались минувшим летом, — серьезный шаг для 19-летнего московского юноши. Легко решились на это?

— Долго думать не пришлось. Мне во Владивостоке все нравится: город отличный, арена замечательная, бытовых проблем нет. Такова жизнь профессионального хоккеиста — сегодня ты здесь, завтра там. Да и, как оказалось, город для нашей семьи совсем не чужой. Моя прабабушка (мама Владислава Третьяка) назвала сына Владиком в честь этого города, в котором ей довелось побывать в военные годы. Уж больно сильное впечатление произвели на нее местные закаты.

— Говорят, что вы любите автомобили. Прикупили себе праворукого «коня», которыми так славится Владивосток?

— (Смеется.) Нет еще, но к автомобилям с правым рулем отношусь нормально, сам ездил на таких машинах — и проблем не возникало.

— С ЦСКА у вас расставание прошло немного странно. Не осталось обиды?

— Никаких обид. ЦСКА — мой второй дом, в котором я провел очень значительную часть своей сознательной жизни. Практически всем в хоккее я обязан этому клубу. А то, что принял решение уехать во Владивосток, значит, так было надо. На сегодняшний день мой дом — «Адмирал», и мне это нравится.

…и в 20 лет. Фото: hcadmiral.ru

— 20 лет для хоккейного вратаря — это даже не юность, а детство. Переходя в «Адмирал», понимали, что стать первым номером шансов мало?

— Был готов к такому, ведь в команде есть два опытных вратаря, так что знал, что будет непросто. Но не опускаю голову, усердно работаю, а кого выпускать на лед, тренерский штаб решает без моего участия. В команде отличная рабочая атмосфера, общаюсь с тренерами, они меня подбадривают.

— Как вас партнеры по команде в «Адмирале» встретили? Тоже подшучивать стали?

— Отлично встретили, как в «Адмирале» встречают всех новичков. Быстро со всеми познакомился. Ребята здесь замечательные, а я чувствую себя в команде комфортно.

— Владислав Александрович играл под 20-м номером, а вы под 50-м. Почему не взяли номер деда?

— Играл под 20-м номером, а когда пришел в «Красную Армию», дали 50-й. Потом 20-й вернули. В «Адмирал» в одно время со мной пришел Антон Волченков, который тоже привык играть под этим номером. Вопрос о том, кому достанется «двадцатка», как вы понимаете, даже не стоял. Конечно, более опытному игроку.

— Антон Волченков не шутит, что теперь он ваш дедушка по номеру?

— Нет, такого не было. Да и не принципиально, под каким номер играешь. Дедушка — это дедушка, я — это я, у меня свой путь, который я пройду под 50-м номером. А Антон не просто хороший хоккеист, но и отличный человек. Он готов каждому подсказать, поддержать. Он привнес с собой в команду какую-то особую, приятную атмосферу.

— В составе «Адмирала» вы дебютировали в КХЛ. Были какие-то особые эмоции, когда на лед выходили?

— Это был не просто матч, а игра против родного ЦСКА. Приятные эмоции переполняли: я вышел на лед в одной из сильнейших лиг в мире, против ЦСКА. Здесь дело даже не в том, что это мой бывший клуб, а в том, что «Адмиралу» противостоял очень сильный соперник. Выходил как на праздник.

— Какую задачу поставили перед собой персонально в текущем сезоне?

— Говорить, что у меня в карьере все хорошо, было бы некорректно. Да, я в КХЛ, но всегда есть к чему стремиться. Задач на весь сезон перед собой не ставил, ведь привык двигаться к цели постепенно, небольшими шагами, от тренировки к тренировке, от матча к матчу.

— У вас есть хоккейная мечта, о которой готовы рассказать?

— Чтобы я и мои партнеры были живы и здоровы! А о каких-то конкретных титулах я сейчас не задумываюсь. Иду, если помните, от ступеньки к ступеньке.

— Манера игры какого из голкиперов вам импонирует? Дедушка, само собой, не в счет…

— Копировать никого не пытаюсь точно, но если выделять кого-то одного, то остановил бы свой выбор на Сергее Бобровском. Техничный, трудолюбивый голкипер. Можно даже сказать, что для меня он является эталоном современного вратаря.

— Владислав Александрович играл под номером 20, вам 20 исполняется в субботу… Как отметите?

— В этот день у меня тренировка, так что сначала — туда. А потом вместе с родителями и девушкой, которые приехали ко мне, отправимся в какой-нибудь ресторан, где поедим и, главное, пообщаемся не по телефону, а вживую.

— А как же дед? Он говорил, что собирается к вам на юбилей.

— Не знаю, сможет ли он приехать или нет.

…Судя по последнему ответу, автор этих строк чуть испортил сюрприз юбиляру, раскрыв планы Третьяка-старшего приехать к внуку на день рождения. Надеемся, что это не снизит радость от встречи двух голкиперов, пусть младший и решил не возвращаться к игровому номеру старшего. Редакция «МК» поздравляет именинника и желает поменьше пропущенных шайб!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code