«Вторая половина жизни Николая Караченцова была страшной»

«Вторая половина жизни Николая Караченцова была страшной»


Общество еще не привыкло понятию «особые люди»


вчера в 19:03, просмотров: 2767

Он — особый случай и в искусстве, и в жизни. Его однажды уже похоронили — тринадцать лет назад, когда в ночь с 28 февраля на 1 марта его серебристый «Гольф» влетел в столб, перевернулся. 31-я больница, Склиф, операция, почти что месячная кома, жизнь вне профессии. Его списали. Списали ли мы его? Однозначно нет. Никогда!

«Вторая половина жизни Николая Караченцова была страшной»

Фото: Александр Стернин

Говорить о Караченцове: «Яркий, мощный» — общее место. Он работал, как жил — в полную силу, в разлёт, в разбег, на бешеной скорости. Он не умел ходить — он бегал. Не умел входить — вбегал. За минуту до отхода поезда — влетал в вагон на глазах изумленных проводниц и пассажиров. Даже на сцену, как будто влетал, оттолкнувшись от черного планшета и парил…

Таким он ворвался в искусство — похожим на задорного, бесстрашного щенка, которому интересно всё и до всего есть дело. Первая большая роль в «Ленкоме» — Тиль сделала его знаменитым. Марк Захаров не ошибся, выбрав среди молодого состава именно эту индивидуальность: рот до ушей, щербина в зубах, с хрипотцой голос, отчаянный, но при этом чувствовалось, что где-то в глубине души пряталась в нём какая-то мягкость, какую настоящие мужчины прикрывают брутальностью.

А потом был «Старший сын» — фильм режиссера Виталия Мельникова. После картины Караченцов прочно занял место в галерее отечественных героев, который к тому же могуть быть характерными и даже острохарактерными. Такие благородные шуты, у которых от рорждения ампурованы высокомерие, пафос, самооценка. И не важно, героем каких времен он был: мрачноватого Средневековья во Фландрии, или советских, с глубоких окраин. Главное, что он был настоящий. На экране, на сцене и, что редко встречается — в жизни.

А легендарная «Юнона и Авось» — его Николай Резанов. Это шум и ярость. Всхлип и нежность — до дрожи. Самая лучшая первая пара Николай Караченцов и Елена Шанина. «Ты меня на рассвете разбудишь, проводить необутая выйдешь. Ты меня никогда не забудешь, ты меня никогда не увидишь». Не увидим.

С Марком Захаровым на съемках фильма «Юнона» и «Авось». Фото: Александр Стернин

Театр, кино, концерты, записи песен. Жизнь проносится как за окном скоростного поезда. А скорость передвижения снижает остроту зрения, размывает лица и детали. Возможно, но только не для Николая. Он внимателен, трогателен, чувствителен — к людям, к их проблемам, к беде. А так бывает? Такое возможно? Возможно, если ты — настоящий, без фальши и дешевого позерства. Популярность и толпы поклонниц не снесли ему голову. Знал, в какой момент остановиться, послушать, помочь.

Он помогает молодым актерам — становится во главе жюри фестиваля актерской песни имени Андрея Миронова. И, наверное, это один из немногих, если не единственный председатель, который не работает свадебным генералом. Ездит по стране вместе с композитором Дашкевичем, поэтом Ряшенцевым, артистами Васильевым, Голубкиной, чтобы отыскать далеко от Москвы талантливых молодых коллег и протянуть им руку, дать шанс — кто смел и умен, не упустит.

Но это только первая часть жизни артиста Николая Караченцова. Победная! С фанфарами медных труб, которые он даже не заметил, потому что нормальный, потому что амбиции лежат совсем в другой плоскости, человеческих отношений.

Вторая половина — страшная. Это испытание, непонятно почему и для чего посланное именно ему и его семье. В ту ночь, 28 февраля 2005 года, когда зима первый раз нарушала границу весны, он ведь мог не прыгать в свой серебристый «Гольф», не мчаться сломя голову из Подмосковья в Москву, чтобы оказаться рядом с плачущей женой, у которой умирала мать.

С Алексеем Рыбниковым, Марком Захаровым и Андреем Вознесенским в день 25-летия спектакля «Юнона» и «Авось». Фото: Александр Стернин

Мог бы утешить ее по телефону, а утром спокойно сесть за руль, добраться до Москвы, чтобы с холодной головой начать заниматься похоронными делами. Мог, но тогда это был бы не Коля Караченцов, а какой-то другой человек. Коля — это мгновенная реакция на радость и уж тем более боль. Коля — это не равнодушие, и уж тем более не цинизм, свойственный людям искусства.

Он чистый человек, который как всякий живой совершал ошибки, спотыкался, но никогда не позволял себе наступать на чужие чувства. У него было одно очень важное качество — достоинство. А имеющий его всегда будет уважать достоинство других. При всей эгоистичности и эгоцентричности актерской профессии он был минус эгоизм. Поэтому, когда с ним случилась эта страшная беда, пославшая ему на 13 лет испытания, люди,страна молилась за него, помогали, поддерживали.

И не осуждали его жену Людмилу Поргину, которая, наплевав на досужие мнения, в том числе и людей с именами, стала выводить мужа в свет — на премьеры, в музеи, на телевидение. «Как она может его таким показывать!» — возмущались они, не осознавая собственной жестокосердности. Умничали, даже не допуская мысли, что такая беда могла постучаться и в их двери. Вот уж точно, такие никогда и ни за что не скрасили жизнь своим близким.

Общество еще не привыкло к такому понятию как «особые люди». Когда инвалидов, тем более тяжелых, списывали с корабля жизни, продолжая относить их к категории лишних людей. Чета Караченцовых появлялась на публике всегда comme il faut: Люда в ярком праздничном платье с украшениями, со счастливой улыбкой от уха до уха, Коля — в идеальном модном костюме. Не отказывал тем, кто хотел сделать с ним фото на память, приветствовал, поднимая руку вверх — говорить-то трудно.

С женой Людмилой Поргиной на презентации альбома, посвященного созданию спектакля «Юнона» и «Авось». Фото: Александр Стернин

Как это странно: Николай Караченцов умер накануне дня своего рождения. Ему исполнилось бы 74 года. 61 из них он достойно прошел красивые испытания — успех, любовь, славу. И может быть, поэтому самые тяжкие он тоже пережил с поднятой головой.

Читайте материал «Невестка Караченцова рассказала о последних днях актера: «Звал маму»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code