"Я подумала: погибшие журналисты сейчас все в специальном раю"

"Я подумала: погибшие журналисты сейчас все в специальном раю"


Поиски правды, разоблачения и открытия


Сегодня в 20:07, просмотров: 850

Пятница, 15 декабря, — День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей.

Фото: соцсети

Совсем недавно, в начале октября, шведскую журналистку Ким Валль убил датский бизнесмен, владелец частной подводной лодки. Она писала о нем статью для научно-популярного журнала. Он ее пригласил в небольшое плавание, чтоб показать, как управляет субмариной. Полиция нашла на затопленной подлодке ее расчлененное тело — без головы, рук и ног.

Двумя неделями позже погибла Дафна Каруна Галиция, мальтийская журналистка. В ее машину была заложена бомба. Она взорвалась, когда кто-то позвонил Дафне на мобильник. Журналистка расследовала связи премьер-министра Мальты с панамскими офшорами.

В тот же день, когда убили Галицию, но на 23 года раньше, убили Дмитрия Холодова. Ему подложили взрывное устройство в чемоданчик с якобы секретными материалами о воровстве в российской армии. Он занимался расследованием коррупции среди высших военных чинов.

Ларису Юдину, редактора независимой газеты «Советская Калмыкия сегодня», убили в ее квартире в Элисте.

Убийцы на суде рассказали, что били ее по голове металлической ножкой от стола, душили капроновым шнуром и наносили удары ножом. Потом отвезли труп к пруду и утопили. На выловленном из воды теле Ларисы судмедэксперты обнаружили больше 50 ножевых порезов. Она обличала региональные власти в коррупции.

Обезглавленное тело украинского журналиста Георгия Гонгадзе в 2000 году нашли в лесу под Киевом, к убийству оказались причастны высокопоставленные милицейские чиновники.

Белорусского журналиста Павла Шеремета убили в Киеве в его машине, взрывное устройство было заложено под днище.

Анну Политковскую застрелили в подъезде.

Наталью Эстемирову похитили, запихнув в машину, а потом выкинули тело на обочину.

Наталью Алякину застрелил рядовой срочной службы — случайно нажал на гашетку крупнокалиберного пулемета БТР.

Фотокор Андрей Стенин погиб в Донецкой области у села Снежное. Украинские военные обстреляли фугасными бомбами колонну беженцев. Десять машин мирных жителей было уничтожено. В одной нашли тело Андрея.

Под Луганском под минометным обстрелом погибли Игорь Корнелюк и Антон Волошин. Огонь велся прицельно по журналистам, снимавшим репортаж о беженцах.

Анатолий Клян, оператор, получил смертельное ранение при обстреле автобуса под Авдеевкой. Ехал с матерями срочников к командованию части — они добивались возвращения сыновей домой.

Там же, под Авдеевкой, при минометном обстреле погибли итальянский журналист Андреа Роккели и россиянин Андрей Миронов. Миронова я знала по Чечне. Познакомились двадцать лет назад, когда пытались искать пропавших там питерских журналистов Максима Шабалина и Феликса Титова. Их останки по сей день не найдены.

А Надежде Чайковой, моей подруге, повезло. Коллеги нашли ее тело под Гехами. Местный житель указал могилу русской женщины. Надя погибла не от шальной пули. Чеченские боевики держали ее в плену несколько дней, а потом застрелили — в затылок.

В Чечне я еще познакомилась с Галиной Ковальской, она много писала о войне. Но погибла не там, а под Читой — вместе с фоторепортером Русланом Ямаловым. Они готовили репортаж о лесных пожарах. Вертолет, из которого журналисты снимали тушение огня, упал в горящий лес.

А еще была такая девочка Синтия Эльбаум. Американская журналистка, совсем молоденькая, 19 лет. Она погибла в самом начале чеченской войны. Ночью «сушки» бомбили микрорайон Минутка, а утром журналисты поехали туда и попали под очередной авиаудар. Синтии оторвало голову.

С Синтией я не была знакома, но я ее помню. Вообще я помню многих погибших коллег. И тех, кого знала, и тех, кого никогда не видела. Но даже в День памяти погибших журналистов всех мне не вспомнить.

Поэтому я просто думаю, что они сейчас все в раю. Специальный такой журналистский рай. Море эксклюзивной информации и толпы выдающихся личностей, которым можно задавать любые вопросы — они на все отвечают.

Командировки, расследования, уникальные снимки, захватывающие репортажи, поиски правды, разоблачения и открытия.

Обычная журналистская работа на самом деле. Такая же, как лечить зубы, чинить водопровод, водить поезда.

Но в журналистском раю люди не гибнут из-за своей работы. Только в этом и разница.

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code