Ёлка: «От формата шоу я, как всегда, далека»

Ёлка: «От формата шоу я, как всегда, далека»


Как певица узнала, что рэпер Loc Dog — романтик, и почему слово «шоу» не для нее


27.12.2018 в 19:29, просмотров: 1722

«Звуковая Дорожка», как и положено, тоже наряжает на каждый Новый год свою Ёлку. Ёлка уникальная, не только настоящая, живая, но еще и поющая. С ласковым именем Лиза. Не фантастика, а самая настоящая музыкальная реальность. Причин отказываться от этой замечательной традиции не было и в этот раз…

Ёлка: «От формата шоу я, как всегда, далека»

Фото: пресс-служба артиста

«Я такая противоречивая, — улыбается артистка, — бью себя пяткой в грудь, что музыка ничего никому не должна, но все-таки утверждаю, что главная ее задача — латать душевные раны». Она, как всегда, порывистая и искренняя. Запоем рассказывает, как открыла для себя харизматичную голландскую певицу иранского происхождения Sevdaliza, признается, что «вся в музыках», горит и воодушевляется, экспериментируя. Традиционное новогоднее интервью с Ёлкой для «ЗД» не только праздник, но и всегда приятный разговор о несерьезном и философском, о профессиональном и человеческом.

— Ёлка уже нарядила елку?

— Да! У меня, правда, в этом году микроформат — маленькая настольная елочка дома, но она стоит наряженная, так что настроение уже праздничное.

— У нас уже становится традицией — наряжать Ёлку новогодним интервью в «ЗД»…

— Прекрасно! Если традиции идут от сердца, появляются органично, они ценны и важны. Вообще, поскольку для артиста многие праздники превращаются в рабочие будни (хотя я очень люблю свою работу), у меня к ним особое отношение. Праздники — это просто те дни, когда мне хорошо. Я стараюсь не привязываться к датам, хотя под Новый год, конечно, в воздухе так или иначе витает особая атмосфера.

— Ты стараешься встречать его с близкими, или чаще приходится делать это на сцене?

— Если есть работа, то я работаю с удовольствием. Тем более на площадке со мной как раз самые близкие мои люди, поэтому не возникает никакого диссонанса.

— Есть ли для тебя разница во внутренних ощущениях между корпоративами и обычными выступлениями для широкой публики?

— Корпоратив — это немного другой формат. Когда люди только приехали, сели за стол, и им разносят закуски, они чаще хотят, чтобы вначале звучала более фоновая музыка. Я не могу заставить людей плясать, если они просто хотят спокойно послушать мои песни. Но в любом случае я стараюсь сделать так, чтобы любое выступление превратить в полноценный концерт. Просто концерты тоже бывают разные.

— «ЗД» сейчас подводит большие итоги года, читатели «МК» вовсю голосуют, на церемонии ZD AWARDS 28 февраля огласим результаты. А подвела ли ты уже какие-то итоги года сама для себя?

— Я впервые ради интереса решила подвести итоги. Год был настолько насыщенным и бурным, что в какие-то моменты я вообще не понимала, что происходит, не успевала осознать. Мне захотелось проанализировать, утекло ли время сквозь пальцы, или все-таки я что-то успела. Знаешь, я открыла фотогалерею в телефоне и поняла, что у меня был очень хороший год. На фоне всей этой эмоциональной кутерьмы мы смогли сделать много всего интересного… Вот, открываю свой блокнот с нарисованной на нем елочкой, мой хороший блокнотик… Смотрим: аж три больших концерта в Москве, выход песни «До солнца» и клипа на нее, выставка котов, кое-что интересное про музыку, о чем мы обязательно поговорим с тобой, но попозже, встреча с троюродным братом (смеется). Вот последнее — это было очень трогательно. Мы были незнакомы, но человек знал, что он мой троюродный брат. Он подошел ко мне после концерта, рассказал, что хотел сделать это еще в прошлом году, но постеснялся. И представляешь, он тоже артист… Возвращаясь к творческому, мы выпустили клип «Домой», песню «Где ты», сняли видео со Звонким, приняли участие в трибьюте Михею — для меня это было тоже очень важно. И получилась закольцовка: песню «До солнца» мы записали в начале года, а в конце получили за нее премию. Все сложилось.

— Клип «Домой», о котором ты упомянула, — легкое, атмосферное, настроенческое видео. Что для тебя значит дом? Какое-то конкретное место или внутреннее ощущение?

— Не так давно я поняла, как сделать из любого уголка вселенной такое место, где я буду чувствовать себя дома, хотя моим местом силы навсегда останется Ужгород, где я родилась и выросла. Это город, в который я всегда буду возвращаться, который вызывает во мне, наверное, самые противоречивые чувства — и любовь, и тоску. Он невероятный. Я эмоционально привязана к нему, но не могу постоянно пребывать в тоске и ностальгии, поэтому научилась культивировать вот это внутреннее ощущение дома, о котором ты говоришь.

— Ты много гастролируешь, 2018 год ознаменовался так называемым «Туром по мегаполисам». Чем он тебе запомнился?

— Нам хотелось перенести масштаб московского концерта на площадки в других городах, приспособленные к этому. Подчеркну, что это были именно концерты: мне не нравится слово «шоу», и я так же далека от этого формата, как и раньше. Мы акцентируем свое внимание в первую очередь на звучании. Я, конечно, противоречивый человек — зарекалась ездить в туры, и вот тебе, пожалуйста. Но это был не такой тур, в который ты отправляешься на полгода, а потом возвращаешься и не помнишь, где жила в Москве. Такие истории не для меня. Не хочу, чтобы моя жизнь на сто процентов состояла из работы, хотя я ее и очень люблю.

— Песню «До солнца» ты спела вместе с рэпером Loc Dog. Как сложился ваш тандем?

— Мы с Сашей Жвакиным очень давно знакомы: сначала просто знали о существовании друг друга на сцене, потом встретились и стали общаться. Саша написал для меня песню «Мир открывается», и тогда мне было дико приятно: не думала, что он на контрасте со своим хлестким творчеством может писать и такие нежные песни. Я люблю талантливых, но при этом скромных людей. Саша именно из таких. Он очень робко предложил мне спеть дуэтом, и песня мне очень понравилась.

— Нежные песни он пишет, как ты точно отметила, на контрасте со своими хип-хоп-композициями. Как ты думаешь, с чем связана такая бешеная популярность рэпа в России сегодня?

— Я даже не буду анализировать и делать вид, что понимаю, в чем дело. В какой-то степени меня радует эта тенденция, а вообще люди любят крайности: раньше хип-хоп был субкультурой, которую совершенно не признавали на массовой сцене, а сейчас кроме него чему-то другому пробиваться очень сложно. Хотя настоящему, глубокому, честному искусству всегда приходилось нелегко. И чем глубже — тем сложнее. Но именно такое искусство обязательно выживет и обязательно будет вне времени.

— Но в шоу-бизнесе непросто сохранить эту «изначальную искренность», не так ли?

— Давай на чистоту: профдеформация, конечно, существует, но то, работаешь ли ты над собой, отслеживаешь ли изменения в своем поведении, реакциях, характере, зависит от цельности человека. Каждая профессия накладывает свой отпечаток, но мы можем погрубеть, а можем нет. И совершенно неважно, в какой сфере мы при этом работаем. Погрубеешь ты или нет, зависит от того, каким человеком ты хочешь быть для себя самого… Я вообще не хотела бы, чтобы мое внутреннее ощущение покоя, трепета, полета зависело от кого-то или чего-то, как бы этот кто-то или это что-то мне ни были дороги. Мне хочется, чтобы мои любимые люди, то, что я люблю делать, дополняли мое глобальное счастье. Я могу с музыкой, могу и без нее, но внутри она все равно звучит и будет звучать всегда, даже если я уйду в молчаливый ретрит. И это прекрасно.

— «ЗД» желает Ёлочке сиять не только в праздник и радовать нас весь год творческими украшениями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code