Юбилей грузинского провала: оправдали ли себя действия России

Юбилей грузинского провала: оправдали ли себя действия России


Был ли у выбор в августе 2008-го


сегодня в 18:52, просмотров: 7

В ночь на 8 августа 2008 года грузинская армия атаковала осетинский город Цхинвал и российских миротворцев, которые находились в регионе в соответствии с подписанными Тбилиси межгосударственными соглашениями. Эта авантюра дорого обошлась Грузии: ее обученная американскими инструкторами армия была полностью разгромлена, страна навсегда потеряла 20% своей территории. 26 августа независимость Южной Осетии и Абхазии была признана Россией. Спустя 10 лет опять встает вопрос: правильно ли сделала Россия, вступив в войну на стороне Южной Осетии, и был ли у нее иной выбор?

Юбилей грузинского провала: оправдали ли себя действия России

фото: Марина Перевозкина

Цхинвал. Башня грузинского танка, оторванная взрывом.

В августе 2008 года мы стояли на пороге большой войны

Вскоре после «пятидневной войны» я беседовала в Тбилиси с очень информированным человеком — бывшим начальником Государственной канцелярии Грузии Петре Мамрадзе. Ссылаясь на знакомых западных дипломатов, г-н Мамрадзе рассказал мне любопытную историю. Оказывается, после того как армия РФ вступила в войну на стороне осетин, Саакашвили обратился за помощью к Баку. «Об этом западным дипломатам рассказал на встрече сам президент Азербайджана Ильхам Алиев, — вспоминал г-н Мамрадзе. — Был звонок от Саакашвили. Г-н Алиев взял трубку. Перемежая слова какими-то всхлипываниями и бессвязным бормотанием, Саакашвили просил его вступить в войну на стороне Грузии для отражения «российской агрессии»! Разумеется, ответ был «нет».

Но Ильхам Алиев — умный и опытный политик, не склонный к авантюрам. А что если бы во главе Азербайджана в тот момент находился человек, похожий на Саакашвили? На Кавказе могла начаться большая заваруха. Не стоит забывать, что Грузия и Азербайджан состоят в одной региональной организации — ГУАМ, действующей под американским «зонтиком», созданной как альтернатива СНГ и ОДКБ. В ней состоит и Украина. Звонил ли в тот день Саакашвили также и Ющенко, неизвестно. Вероятно, звонил. Во всяком случае, экс-глава украинской разведки Николай Маломуж недавно сообщил, что в августе 2008 года Украина стояла «на грани войны с Россией». «И чуть не начали ее», — признался бывший главный разведчик Украины.

Но Ющенко так и не осмелился переступить роковую черту. И его политическая «песенка» была спета. Осенью 2008 года его рейтинг скатился к 3,5%. Из героя «оранжевой революции», «отца украинской демократии» и «молодого реформатора», украинского двойника Саакашвили, Ющенко вдруг превратился в изгоя и лузера. Это было заметно по резко изменившемуся отношению к нему западных лидеров. Уже в марте 2009 года обозреватель Newsweek Денис МакШейн сетовал: «Все изменилось: в апрельском европейском туре Обамы Киев не значится, Ангела Меркель перестала ездить в Киев…» Ющенко откровенно начали сливать: его даже обвинили в контрабанде оружия, причем одним из главных обвинителей выступала тогдашний премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, которая считается креатурой Запада. Верховная рада даже создала следственную комиссию, которая должна была выяснить обстоятельства поставок в Грузию украинской военной техники накануне августовской войны. Украинских парламентариев смущал не только сам факт поставок, но и то, что оружие и боеприпасы продавались по заниженной в 10 раз цене. Причем в ущерб обороноспособности собственной страны: так, по распоряжению Ющенко Украина поставила Грузии почти половину имевшихся у нее зенитно-ракетных комплексов Бук-М1. Из них-то и сбивали наши самолеты в небе над Южной Осетией в августе 2008 года. Причем управляли ими, по некоторым данным, украинские расчеты. То есть Украина уже в 2008 году фактически поучаствовала в боевых действиях против России. Но, в общем, складывалось впечатление, что каких-то потаенных надежд Запада Ющенко тогда не оправдал. И поэтому он канул в небытие, а ему на смену пришла новая генерация украинских политиков — ребята без комплексов, для которых пролитие крови соотечественников не является моральной проблемой. Конечно, можно объяснять охлаждение Запада к Ющенко тем, что он «провалил реформы». Но в это могут поверить только очень наивные люди.

фото: Юрий Снегирев

7 августа 2008 года, пресс-конференция в штабе миротворцев: «Объявлено перемирие, огонь полностью прекращен». До войны — менее двух часов. Вице-премьер Южной Осетии Борис Чочиев, российский дипломат Юрий Попов, командующий МС Марат Кулахметов, обозреватель «МК» Марина Перевозкина, журналист Ирина Куксенкова.

Ловля маньяка на живца

Теперь к вопросу о том, давал ли Запад Саакашвили «добро» на авантюру. Тот же Петре Мамрадзе уверял меня, что западные дипломаты много раз предупреждали Саакашвили, что попытка военного решения грузино-осетинского конфликта закончится крахом. При этом он не исключал, что грузинская верхушка могла просто неверно интерпретировать какие-то слова своих американских коллег как сигнал, что Вашингтон одобряет «радикальный сценарий». Возможно, это были слова госсекретаря США Кондолизы Райс, сказанные ею в Тбилиси на пресс-конференции 10 июля 2008 года, то есть за месяц до событий. «Мы всегда сражаемся за наших друзей», — сказала Райс, стоя рядом с Саакашвили. Вопрос Саакашвили при этом был: «То есть вы будете за нас сражаться?» Речь шла о вступлении Грузии в НАТО, но Саакашвили мог услышать то, что ему хотелось услышать, — обещание защитить в случае чего, в том числе и военной силой.

Что на самом деле обещала Кондолиза Мише во время их приватных встреч, навсегда останется их общей тайной. К тому же обещать не значит жениться. Но Саакашвили явно на что-то рассчитывал. Ведь не дурак же он — переть в одиночку против России.

Вопрос о том, кто начал войну, можно считать закрытым. Начала Грузия, и на Западе это хорошо понимают. Однако остается тезис о том, что Саакашвили был «спровоцирован» Россией. Когда я слышу это, мне приходит на ум такая аналогия. Бывает, что в городе орудует маньяк, нападающий на женщин, и перед правоохранительными органами стоит задача его поймать. И тогда сотрудница полиции, молодая девушка, надевает мини-юбку, туфли на высоких каблуках и отправляется на прогулку по местам обитания маньяка. Провокация ли это? Да, безусловно. Но станет ли нормальный человек набрасываться на такую девушку? Нет; тот, кто на нее нападет, — это маньяк и убийца. Россия провоцировала Грузию только одним — своей мнимой слабостью. Саакашвили был почему-то уверен, что Кремль не «впишется» за осетин. Возможно, здесь сыграла роковую роль та легкость, с которой Москва в 2004 году «сдала» своего союзника, главу Аджарии Аслана Абашидзе. Может быть, он рассчитывал на своих лоббистов из числа крупных российских бизнесменов, которым успел раздать сладкие куски грузинской собственности. Но того, что произошло, он явно не ожидал.

Подбитый грузинский танк. Кадр из видео

Отказ от вмешательства означал бы конец России

Этого не ожидал практически никто. «Августу восьмого» предшествовала череда отступлений и унижений России, казавшаяся бесконечной. Стоит только вспомнить, как выгоняли из Грузии российские военные базы. Или скандал 2006 года, когда по обвинению в шпионаже в Тбилиси были арестованы российские офицеры. В ту страшную августовскую ночь я находилась в Цхинвале под огнем грузинских РСЗО и не знала, что происходит вокруг. А в это время ведущие гуру столичной политологической тусовки уже успели пропеть отходную России и возвестить «конец постсоветского мира». Как оказалось, они рано обрадовались.

Принять решение о вмешательстве в конфликт российскому руководству было трудно. Но Саакашвили не оставил ему другого выхода. Предательство южных осетин стало бы тем первым камешком, который привел бы к сходу лавины и к отпадению от РФ Северного Кавказа как минимум. Это стало бы концом России. Абхазы имеют родственников среди народов Северного Кавказа, а южные осетины и северные — это вообще один народ. Повторилась бы история начала 90-х, когда весь Кавказ поднялся против Грузии. Молдова и Азербайджан тем временем под шумок попытались бы решить свои проблемы с отколовшимися территориями. В этом деле их могли поддержать Румыния и Турция. Москву бы всерьез уже никто не воспринимал.

Но Москва «вписалась» за осетин, и это полностью изменило расклад сил на Кавказе. Теперь российские войска стоят в Абхазии и Южной Осетии, независимость которых признает Россия. Это гарантирует нам невступление Грузии в НАТО и компенсирует потерю военных баз на ее территории. Гарантирует и компенсирует только отчасти: наши уважаемые «партнеры» нашли множество способов, формально не принимая Грузию в НАТО, решать там все свои вопросы и размещать нужные им военные объекты. Например, учебно-тренировочный центр НАТО, который функционирует в Грузии с 2015 года. Или биолабораторию Пентагона. Это невинное на первый взгляд научное учреждение, известное как «центр Лугара», расположено под Тбилиси в поселке Алексеевка, неподалеку от аэропорта. Это только одно из звеньев в целой цепи аналогичных учреждений, создаваемых США в бывших советских республиках по периметру российских границ. После смены власти в Грузии «центр Лугара» формально был передан под контроль Министерства здравоохранения. А до того он выполнял работу для Института Уолтера Рида, находящегося в ведении министерства обороны США. Лоббисты данного проекта уверяют, что в лаборатории всего лишь проводятся научные исследования, призванные защитить здоровье людей и остановить распространение эпидемий. Однако есть обоснованные подозрения, что там ведутся работы по созданию биологического оружия.

В то же время не прекращаются попытки не мытьем, так катаньем все же втащить Грузию в НАТО. 12 июля генсек НАТО Йенс Столтенберг вновь подтвердил, что «Грузия станет членом НАТО». Непонятно только, что он понимает под «Грузией». То, что осталось после отделения Абхазии и Южной Осетии? Это в НАТО можно принять хоть сейчас, только сначала Тбилиси должен признать независимость своих бывших автономий. Но Столтенберг подчеркнул, что признает эти регионы частью Грузии. То есть в НАТО, вопреки уставу этой организации, собираются принять страну с неурегулированными территориальными конфликтами. Но это было бы еще полбеды. А настоящая беда — это то, что в этих полупризнанных республиках уже стоят военные базы РФ. Как их примут в НАТО, вместе с базами? А российскую армию тоже примут в НАТО автоматом? Оруэлл жив, и он среди нас.

Российская армия идет на помощь осетинам. Кадр из видео

Искушение независимостью

Я предчувствую, что к юбилею бесславного провала грузинского блицкрига в Южной Осетии выйдет множество статей с однотипными стенаниями на тему, что вот уже 10 лет, а ни войны, ни мира… Все это не имеет никакого отношения к действительности. «Ни войны, ни мира» — это было перманентное состояние Абхазии и Южной Осетии все годы после распада СССР и до признания их Россией. А теперь там просто мир. Гарантированный всей военной мощью Российской Федерации. Никакой войны.

Но значит ли это, что там нет проблем? Проблем хватает.

Когда 70 лет назад президент США Гарри Трумэн подписывал план Маршалла, его целью было превратить Западную Германию в красивую витрину, «выставку достижений капиталистического хозяйства». Чтобы и Восточная Германия, и прочие страны, попавшие в сферу влияния СССР, смотрели и завидовали. Инвестиции вполне себя оправдали. Своя сверкающая витрина была и у СССР. Это были республики Прибалтики. Там и уровень жизни был выше, чем в целом по стране, и свободы больше.

В наши дни такой же фокус Запад попытался не совсем удачно провернуть с Грузией. Грузия Саакашвили должна была стать для всего постсоветского пространства ярким примером успешных либеральных реформ, победы «американского проекта».

Признавая независимость Абхазии и Южной Осетии, Москва решала не только геополитические и военные задачи, но и имиджевые. «Американскому проекту» на постсоветском пространстве необходимо было противопоставить «русский проект». Превратить две закавказские республики, которые Россия взяла под свое крыло, в витрину российских достижений. К сожалению, пока это не получается, хотя Россия уже потратила на их восстановление огромные средства. Только с 2008-го и только Южной Осетии Москва выделила около 43 миллиардов бюджетных рублей. В 2015 году еще 6,6 миллиарда. В 2016 году — 8,2 миллиарда. В 2017–2019 годах на Южную Осетию планируется выделить 4,6 миллиарда рублей, еще 3 миллиарда — на финансовую помощь для бюджетных инвестиций. За счет российской помощи формируется более 90% бюджета республики. Доля российской финансовой помощи в бюджете Абхазии за последние 5 лет уменьшилась с 75% до 50%. Но все равно половина бюджета курортной республики формируется за счет России, а это очень много.

Несмотря на колоссальные финансовые вливания, республики если и стали витриной, то всего лишь витриной коррупции и неэффективного расходования средств. Все годы независимости там не прекращаются скандалы, связанные с использованием российских денег.

Но если при этом в лояльности Южной Осетии, стремящейся к объединению с Северной и периодически поднимающей вопрос о вхождении в состав РФ, можно не сомневаться, то в Абхазии все сложнее. Маленькая, но гордая республика периодически намекает, что не прочь проводить «многовекторную» внешнюю политику, и поглядывает в сторону Турции, где проживает многочисленная абхазская диаспора. И Турция явно не прочь прибрать к рукам этот лакомый кусок. Турецкий бизнес чувствует себя в Абхазии свободно, притом что российские бизнесмены часто испытывают проблемы. Камнем преткновения в российско-абхазских отношениях до сих пор остается и запрет на приобретение недвижимости в Абхазии россиянам.

Как будут решаться все эти проблемы, покажет будущее. Понятно одно: в состав Грузии Южная Осетия и Абхазия уже никогда не вернутся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code